Новости Архитектуры

Фестиваль культурного наследия впервые проведут в столице 18 апреля. Об этом сообщает Агенство городских новостей «Москва» со ссылкой на руководителя департамента культурного наследия Алексея Емельянова.

«Мы планируем впервые провести фестиваль культурного наследия в рамках Дней культурного наследия в Москве. Фестиваль стартует 18 апреля и продлится до конца мая», — заявил Алексей Емельянов.

Отмечается, что фестиваль будет приурочен к Международному дню охраны памятников.

Источник: moscowchanges.ru
Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется
Текст © Александр Сапожник / Москва меняется

С 23 мая по 31 июля в Хельсинки, в культурном центре Карельского союза Финляндии «Карьялатало», пройдет выставка «Деревянное зодчество острова Кижи: учимся у предков, сохраняем для потомков, обучаем современников».

Союз реставраторов России опубликовал 22 февраля 2018 года «проект меморандума». Он озаглавлен «Сохранение объектов культурного наследия. Особая сфера правового регулирования и государственного управления». И посвящен насущным проблемам реставрационной отрасли.

Храм Рождества Христова в Свердловской области пополнил копилку запутанных случаев из мира культурного наследия, когда трудно сказать, совершено ли в результате добровольно-самовольных работ на памятнике и его восстановления - общественное благо или зло. А если мнения о случившемся и получившемся неоднозначны, равно как и об ответственности за содеянное, значит, в ситуации, пусть даже и при внешней благости, все же есть червоточина… И какой-то единый критерий должен быть найден. Невозможно любить памятник и новодел на его же месте, восхвалять созидателей и разрушителей, недопустимо оправдывать вандализм и беззаконие безденежьем или несчастьем, а уж тем более благом.


Вопросы реставратора – ответы директора музея и Мосгорнаследия

Андрей Михайленко, реставратор, Санкт-Петербург

В 2018 году столица планирует отметить торжествами столетний юбилей трех музеев-усадеб – Кускова, Останкина и Архангельского. Усадьба Архангельское переживает сейчас очередной этап масштабной реставрации, финансируемый министерством культуры при поддержке влиятельного попечительского совета (надеюсь, театру Гонзаго будет все-таки уделено должное внимание), Кусково живет вполне благополучной жизнью, а вот Останкино оказалось в этой тройке именинников в «опале». Дворец закрыт на реставрацию уже несколько лет, и конца-краю ей не видно. Неужели уникальный замысел графа Николая Петровича Шереметева, его дворец искусств, постепенно уходит в небытие?

Встреча Президента России Владимира Путина с участниками Форума малых городов и исторических поселений в Коломне 17 января показала, что сохранение и развитие древних городов и поселений страны обещает стать темой года, а то и нескольких.

Особенно с учетом, что на эти цели обещано отпускать десятки миллиардов рублей.

Безусловно, это благие намерения, хотя трудно предсказать, чем обернется в реальности их воплощение. Диалоги в Коломне 17 января показали, что высшие чиновники во многом весьма отдаленно представляют себе, например, смысл понятия «историческое поселение», а первые 5 миллиардов рублей, направленные на их развитие, были где-то и кем-то «распределены» так, что до исторических поселений не дошли.

Но будем надеяться на лучшее. Не зря же Минкультуры РФ еще минувшим летом выдвинуло лозунг возрождения 1162 исторических городов России. Осознавая это как составную часть социально-экономической, а не только культурной, политики. Насколько нам известно, в министерстве с тех пор проведена серьезная аналитическая работа на эту тему, с результатами которой мы надеемся в ближайшее время познакомить наших читателей.

«Ключ к раскрытию конкурентного преимущества»

 Итак, для начала приведем ключевые высказывания Президента РФ Владимира Путина об исторических поселениях и малых городах, прозвучавшие на встрече.

Во-первых, Президент настаивает на том, что эти города имеют особое значение для страны и «конкурентные преимущества».

«Что касается малых городов, исторических поселений, то здесь тоже живут сотни тысяч человек. Это очень важная составляющая нашей жизни, поскольку в этих населённых пунктах в значительной степени сосредоточена наша история, культура». 

«Каждый из этих малых городов либо исторических поселений, хоть они и объединены общим термином «малые города и исторические поселения», – у каждого из этих населённых пунктов своя история, своя география, своя культура отчасти. Когда я говорю «своя», я имею в виду, конечно, местные особенности. И конечно, всегда нужно найти ключ к раскрытию так называемого конкурентного преимущества, в чём в значительной степени и состоит задача тех, кто сегодня здесь собрался».

«Хотел бы повторить, каждому малому городу и историческому поселению важно в каждом конкретном случае тщательно проанализировать все свои возможности, конкурентные преимущества, как я уже сказал, определить основные направления для развития, в том числе и для малого бизнеса, для туризма».

«Чрезвычайно важная вещь – обратить внимание на ключевые вещи, «изюминки». И в этом случае малые города могут стать действительно по-настоящему большими центрами – большими с точки зрения туризма, развития искусства, экономики, культуры, науки. Таких примеров в мире очень много».

Во-вторых, Президент РФ не противопоставляет сохранение исторической идентичности малых городов и поселений их развитию, как это любят делать наши девелоперы и чиновники. Напротив, он увязывает их в единую задачу, что явствует из диалога с мэром Азова:

«Вы сказали о необходимости сохранения исторической идентичности и в то же время указали на проблемы, связанные с текущей хозяйственной деятельностью и ограничениями в этой текущей хозяйственной деятельности, связанные как раз с тем, что у всех есть желание сохранить историческую идентичность. Это такое же противоречие, как между необходимостью и желанием сохранить окружающую среду и развитием тех мест, где люди проживают. На Байкале я был, там примерно то же самое, и это не единственное место. В данном случае все то же самое, только связано не с окружающей средой, не с природой, а с сохранением каких-то археологических артефактов и так далее. Тем не менее все равно нужно искать выход… Надо внимательно еще раз посмотреть, с тем чтобы и, как Вы сказали, решить задачу сохранения исторической идентичности этих мест, и в то же время не мешать развитию. Непростая задача, но над ней, конечно, нужно думать».

Новый список исторических поселений

Мэром Углича на встрече была поднята проблема актуализации списка исторических поселений России. Пояснения Президенту взялся давать министр культуры РФ Владимир Мединский. Если сказать откровенно, то это были такие пояснения, после которых требуются еще одни, совсем другие пояснения. Очень странно выглядит, что глава министерства, отвечающего за исторические поселения, демонстрирует о них такие познания.

Вот что сказал (дословно, по официальной стенограмме) Владимир Мединский: 

«Исторические поселения – это виртуальный список, Владимир Владимирович. Был список в РСФСР принятый, который ни к чему не вел вообще – штук 180. Потом, лет 10 назад, совместным приказом Минкультуры, Минстроя и кого-то еще список был сокращен до 41-го, потом расширен до 44-х, с включением туда Севастополя и еще ряда городов. Список этот тоже ни к чему не ведет и не дает никаких ни обязательств, ни преференций. Мы провели экспертную работу накануне форума специальную со специалистами, и прикинули, сколько может быть в стране исторических поселений, так, чтобы не девальвировалось это высокое звание, получилось около 100. Около 100, причем мы не хотим, чтобы в этот список входили большие города, потому что в списке из 44-х почему-то оказался Санкт-Петербург, например, наряду с Плёсом. Как-то сложно потом их финансировать по единым правилам».

Нам трудно объяснить, почему министр культуры считает исторические поселения, которым посвящена отдельная глава в Федеральном законе о культурном наследии и о которых его министерство проводит ежегодные научно-практические конференции, «виртуальным списком».

Список исторических городов РСФСР, «который ни к чему не вел вообще», насчитывал на самом деле не 180, а более 500 пунктов.

Список исторический поселений современной Российской Федерации, по мнению министра, «тоже ни к чему не ведет и не дает никаких ни обязательств, ни преференций». По части преференций – совершенно верно, хотя еще в 2016 году именно Министерством культуры было объявлено о начале разработки системы экономических льгот и преференций для исторических поселений.  Чем кончилась эта работа – не известно, скорее всего, утонула в безбрежном море межведомственных согласований. Но вот по части обязательств все ровно наоборот. Именно статус исторического поселения, по единодушному мнению экспертов, является наилучшим инструментом для «сохранения исторической идентичности», накладывая на местные власти и инвесторов серьезные обязательства и ограничения по части градостроительства, а на Минкультуры – обязанность контроля за ним и согласований. Так что этот список очень даже «ведет» в нужном направлении; будучи экономически подкреплен, он мог бы переломить ситуацию с сохранением исторической застройки и ландшафтов по всей России.

Кстати, официальный список исторических поселений страны вовсе не исчерпывается цифрой 44. Существуют еще десятки исторических поселений регионального значения, которые не менее федеральных заслуживают сохранения исторической идентичности, преференций и контроля со стороны федеральных властей.

Наконец, весьма спорно утверждение «мы не хотим, чтобы в этот список входили большие города, потому что в списке из 44-х почему-то оказался Санкт-Петербург» и т.д. Во-первых, кто это «мы»? Министерство культуры никогда не заявляло такой официальной позиции; более того, в Федеральный закон о наследии несколько лет назад были внесены специальные поправки, позволяющие наделять статусом исторического поселения не всю территорию города, а только отдельные ее части – как раз для исторических центров «больших городов». Во-вторых, почему большие города, достойные по своему архитектурному и ландшафтному богатству статуса исторического поселения, должны быть лишены на него права? Ведь этот статус, если заглянуть в федеральный закон – не о финансировании поселений, а о сохранении их облика и особых правилах градостроительства.

В общем, Президент в итоге дал поручение провести работу по актуализации списка исторических поселений. Хочется верить, что министерство будет делать это на основе норм действующего законодательства и здравого смысла.

Ключевая фраза дня

Закончилась встреча как раз словами Президента о финансировании исторических поселений. Владимир Путин сообщил, что «с удивлением узнал», что выделенные 5 миллиардов рублей поступили в регионы, но были распределены так, что «до малых городов и исторических поселений они практически не дошли». Президент поручил выделить новые 5 миллиардов, «но они должны быть напрямую направлены в малые города и исторические поселения».

О чем говорили на Коломенском форуме

Согласно официальному извещению о Коломенском форуме, он был посвящен вопросам развития малых городов и исторических поселений. Участие в нем приняли помощник Президента РФ по вопросам местного самоуправления Николай Цуканов, министр культуры РФ Владимир Мединский, министр строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ Михаил Мень, губернатор Московской области Андрей Воробьев, председатель правления ассоциации «Русская провинция» Сергей Рыбаков.

В рамках форума были подведены итоги первого года реализации приоритетного проекта «ЖКХ и городская среда», который предполагает создание комфортной городской среды и обеспечение высокого качества жилищно-коммунальных услуг, обсудили реализацию туристического, культурного и экономического потенциала малых городов и исторических поселений.

«В конце 2016 года на заседании Государственного совета под председательством Президента страны впервые с такой высокой трибуны прозвучали слова по теме развития общественных пространств, развития городской среды. В рамках этих поручений мы начали работать над новой программой, уже в первый год она реализовалась очень неплохо: в ней приняли участие 1653 муниципалитета, в том числе 31 историческое поселение, 347 сельских поселений, 837 средних и малых городов», — сказал Михаил Мень.

В свою очередь, Владимир Мединский рассказал о работе Минкультуры России по определению границ исторических поселений.

«Мы проводим работу по определению границ исторических поселений и ограничению застроек. Всего за последние три года нами разработаны 19 соответствующих проектов, из которых 13 находятся в стадии доработки, в том числе касающийся Коломны», — отметил министр. Он также напомнил, что в 2017 году Министерство культуры Российской Федерации провело так называемое рейтинговое голосование среди экспертов по расширению списка исторических поселений.

«В результате этого голосования был получен соответствующий список для включения в перечень исторических поселений федерального значения в составе 91 населенного пункта», — сказал министр.

Министр культуры также сообщил о планах по расширению списка исторических поселений России и перечня малых городов, входящих в «Золотое кольцо России». «Города Золотого Кольца станут такими же привлекательными и формализованными как города из списка всемирного  наследия ЮНЕСКО, - отметил Владимир Мединский. - Уже сейчас многие города подали заявки на включение в «Золотое Кольцо», в топ-рейтинге Углич, Боровск, Таруса, Тула и сама Коломна. Мы будем включать не более одного города в год».

По нашей информации, по итогам форума Министерство культуры, возможно, получит поручения по совершенствованию градостроительного планирования и архитектурного проектирования на территории исторических поселений, а также по разработке механизма применения концессий и государственно-частного партнерства на их территориях.

Одинокий голос градозащитника

И чтобы грандиозные планы не заслоняли от нас историческую реальность – не можем не привести мнение лидера подмосковного ВООПИК Евгения Соседова о Коломенском форуме, опубликованное им в социальной сети:  

"1) 90 процентов наших древних городов по-прежнему лишены статуса исторических поселений. Из более чем 500 городов в списке 1991 года в федеральном списке 2010 года осталось только 43, и Минкультуры уже семь лет блокирует расширение этого списка. Статуса исторического поселения лишены Москва, Переславль, Калуга, Боровск, Рязань, оба Новгорода, Старица, Болхов и сотни других городов, в том числе еще очень сохранных. Это значит, что в этих городах можно безнаказанно уничтожать всю историческую застройку и ландшафты, кроме отдельных памятников, что успешно и выполняется. Это беспрецедентный в мировой истории случай добровольного отказа государства от собственной истории и культуры. 

2) Подавляющее большинство исторических городов, несмотря на все президентские поручения, до сих пор не имеют утвержденной охранной документации. Нет ни зон охраны объектов культурного наследия, ни предметов охраны и границ исторических поселений. 

Предмет охраны утвержден только в одном из 22 исторических городов Подмосковья, а зоны охраны - ни в одном! При этом тратятся немалые бюджетные средства на их разработку, но их намеренно не утверждают.

К чему это приводит - всем известно. Например, заместитель Меня по минстрою - г-н Ставицкий, бывший мэр Звенигорода, за несколько лет буквально стер этот прекрасный исторический город с лица земли, застроив его торговыми центрами и самого низкого качества многоэтажками, исказившими все исторические панорамы. Сейчас эту политику по отношению к Звенигороду продолжает губернатор Воробьев. В Звенигороде стоит негласный запрет на утверждение зон охраны, которые уже двадцать лет как разработаны за бюджетный счет и каждый год перерабатываются в интересах застройщиков, проходят согласования, но не утверждаются. Зато оперативно выпускаются поправки в генплан и проекты новой застройки.

В Коломне, при видимом благополучии с сохранением наследия, также до сих пор не утверждены давно разработанные предметы охраны исторического поселения и зоны охраны, в результате чего панораму кремля (признанного Символом России) портят панельные многоэтажки, а в центре города горят и сносятся усадьбы начала 19 века.

А на весь Сергиев Посад скоро не останется ряда из трех старых домов подряд и ни одного сохранного вида на Лавру и т.д. и т.п.

3) Центры исторических городов по всей стране гниют и вымирают, люди живут в тяжелейших коммунальных условиях, исторические дома десятилетиями не ремонтируются, к ним не подводятся современные коммуникации, в результате чего население их тоже начинает тихо ненавидеть, мечтает сжечь и переехать в новенькую многоэтажку, чем и пользуются власти-застройщики. Однако вместо того, чтобы помочь людям провести за бюджетный счет техническую модернизацию старых домов, помочь с ремонтом, разумным благоустройством и при необходимости с реставрацией - все делается с точностью наоборот. Старые дома, даже в совсем хорошем состоянии, массово признают ветхими и аварийными, перестают поддерживать и расселяют под снос, даже когда в этом нет ничьей коммерческой заинтересованности. И им еще по всяким госпрограммам выделяют деньги на снос исторической застройки, а иногда даже ценных градоформирующих объектов и памятников. И Минкультуры это совсем не волнует. В результате центры городов совсем деградируют и постепенно замещаются пустырями и многоэтажками.

На ремонт и реальную помощь и людям и домам у власти денег никогда нет, но зато есть сумасшедшие миллиарды и миллиарды на «создание комфортной городской среды» из плитки, фонарей и лавочек по проектам барселонских архитекторов, на гранитное мощение среди полупустых, полусгнивших или сгоревших домов с заросшими дворами и грязью по колено. Эту программу сегодня в очередной раз и презентовали.

Разумеется, на сегодняшний форум не был приглашен ни один эксперт или градозащитник, который мог бы рассказать о реальном положении дел с сохранением исторических городов Подмосковья и в целом по стране".

Источник: hraniteli-nasledia.com
Фото: сайт Президента РФ

Одним из основных направлений работы Московского областного отделения ВООПИК является изучение и выявление (постановка под государственную охрану) историко-культурного наследия Подмосковья.

Большая роль в этом деле принадлежит городским и районным отделениям, с инициативы которых обычно начинаются поиски и архивная работа. В случае, когда в каком-нибудь городе нет нашего отделения, мы сами находим исторически и архитектурно значимые объекты, не имеющие охранного статуса, проводим исследования и пишем заявления на придание им статуса объекта культурного наследия. В последующем, в случае положительного решения, организуем проведение государственной историко-культурной экспертизы, большую экспертную работу проводят аттестованные эксперты – члены нашего совета.

21 декабря 2017 года в Александровском зале Большого Кремлевского дворца под председательством Владимира Путина прошло заседание Совета при Президенте РФ по культуре и искусству.

Кампания по спасению Успенской церкви в Мелетове близ Пскова, уникального памятника XV века с фресковыми росписями, которую около года, с октября 2016-го,  вели федеральные и псковские эксперты по наследию и общественные деятели, закончилась сокрушительным фиаско.

Год, три или пять?

Состояние храма, находящегося в ведении Псковского историко-архитектурного музея-заповедника - пропитанного влагой, с расширявшимися трещинами в стенах, вывалами кладки, отваливающейся апсидой, осыпающимися фресками и прочими прелестями - не вызывало разногласий специалистов: остроаварийное. Различались только прогнозы: сколько храм еще протянет - год, три или пять? 

Петиции, выезды на место и протоколы высоких экспертных комиссий, выставки в Москве и публичные призывы к федеральному госоргану охраны памятников, казалось, возымели действие. В начале весны 2017 года было объявлено, что Минкультуры РФ выделяет Мелетову средства  федерального бюджета: по 4 млн руб. на противоаварийные работы по живописи и на проектирование реставрационных и противоаварийных работ по храму. 

Первый конкурс был проведен, и работы по живописи начались летом 2017 года. Было, впрочем, ясно, что смысл в них есть только в том случае, если начнется выведение из аварийного состояния самого храма Успения в Мелетове. Что толку укреплять фрески, если храм рухнет вместе с ними?

мелетово1.jpg

Без объяснения причин

Второй конкурс, на проектирование работ по храму, был объявлен Северо-Западной дирекцией Минкультуры РФ по строительству, реконструкции и реставрации в сентябре 2017 года. Предполагалось, что проект будет готов к апрелю 2018 года, и в тот же сезон можно будет начать его воплощать в жизнь. 

Однако три дня назад псковские СМИ огорошили мир: Северо-Западная дирекция Минкультуры РФ отменила конкурс и «отозвала финансирование».   

Как рассказала Псковскому агентству информации зампредседателя Госкомитета Псковской области по охране объектов культурного наследия Наталья Сергеева, информация о проведении конкурса «без объяснения причин» исчезла с сайта госзакупок. 

Агентство добавило, что, по его сведениям, тем же элегантным способом были денонсированы объявления о реставрационных конкурсах еще на 21 объекте культурного наследия в разных регионах России.

«Хранителям Наследия» и в Северо-Западной дирекции, и в самом Минкультуры неофициально подтвердили данную информацию, но - странное дело - источник принятия столь ответственного решения оставался неизвестен. В дирекции утверждали, что решение «спустили» из Москвы, а в министерстве ответ был один и тот же - «не мое решение».

Официальная версия, скорее всего, будет такая: решено «не распылять средства», не начинать новых объектов, пока не закончены прежние. Поэтому, например, в Пскове по-прежнему финансируется реставрация фресок храмов Довмонтова города и Снетогорского монастыря.

А вот к конкурсу на противоаварийные работы и реставрацию храма в Мелетове теперь предполагается вернуться в 2018 году. Это означает, скорее всего, что самих работ в 2018 году не будет.

Грозящая катастрофа

Между тем состояние памятника продолжает ухудшаться. Наша публикация от 10 октября 2017-го не оставляла иллюзий: трещины расширяются, разваливается не только апсида, но и стены Никольского придела и т.п.

Откладывание работ по храму на неопределенное время просто грозит его гибелью.

Мы обратились за комментарием к одному из ведущих экспертов в области древнерусской архитектуры, руководителю секции Федерального научно-методического совета по культурному наследию, доктору искусствознания Андрею Баталову:

- Храм Успения в Мелетове - это памятник уровня объекта ЮНЕСКО. Это один из общепризнанных шедевров: нет ни одной книги о древнерусской архитектуре и об архитектуре Псковской области, где не упоминался бы этот храм. Это самый первый известный науке храм с повышенными подпружными арками в сочетании с 32-скатным покрытием. И, конечно, уникальная фресковая роспись. Это единственный памятник в Псковской области, сохранившийся в такой полноте интерьера и экстерьера.

Храм Успения в Мелетове может разрушиться. На недавних фотографиях отчетливо видны новые трещины в стенах. Наступает зима; замерзание, а потом весеннее оттаивание воды, попавшей в кладку, несет непосредственную угрозу жизни храма.

История с отменой контракта показала, что существуют два мира, два типа людей. Одни занимаются изучением и спасением памятников искусства. Другие - просто осуществляют свою профессиональную деятельность, и памятники для них - это просто запись в реестре, а что стоит за строкой - им все равно.

То, что конкурс на храм Успения в Мелетове не состоялся - трагедия. Федеральных денег не будет, А своих денег в Псковской губернии на это нет. Если уж настала такая ситуация, видимо, надо собирать деньги на Мелетово всем миром.

Федеральный научно-методический совет, конечно, будет обращаться во все инстанции, чтобы средства все-таки были выделены. Храм Успения в Мелетове должен считаться сегодня приоритетным направлением отечественной реставрации.

Жертва секвестра

По неофициальным сведениям, имеющимся в нашем распоряжении, причина отмены намеченных и даже объявленных реставрационных конкурсов - «секвестр» расходов федерального бюджета, коснувшийся этой осенью не только Северо-Западной дирекции Минкультуры и не только Минкультуры.

Это дело житейское, время от времени случается, но в таких ситуациях втройне важно, кто и по каким критериям принимает решение. 

По тем же неофициальным сведениям, решение по конкретному списку секвестируемых реставраций принималось на самых верхних этажах федерального госоргана охраны памятников; причиной же для включения туда мелетовского храма стала… его ведомственная принадлежность: памятником ведает музей регионального уровня, вот пусть регион о нем и заботится.

Если это правда, то из нее следуют три вывода.

Первый. Тот, кто это решение принимал, не понимает ни абсолютной, ни относительной, ни сравнительной ценности объектов культурного наследия, судьбами которых он распоряжается.

Второй. Государству сэкономлено в Мелетове 4 миллиона рублей.  Ради такой строки в отчете тот, кто это решение принимал, готов рискнуть храмом XV века с уникальными росписями.

Третий. Ответственности ни за отмену конкурса, ни за дальнейшее разрушение храма в Мелетове, не говоря уж о худшем - разумеется, никто не понесет.

Сравнение сэкономленной в Мелетове суммы с прочими государственными расходами читатель вполне может провести самостоятельно.

Проблемы и перспективы объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО обсудили в Великом Новгороде на конференции «Всемирное наследие ЮНЕСКО: пути и перспективы развития ценностного потенциала памятников Северо-Запада России». Предлагаем вашему вниманию доклад Ирины Трубецкой, члена ВООПИК Московской области: «Возможности и проблемы сохранения исторической городской среды объекта Всемирного наследия Троице-Сергиева лавра».                                                                 

Троице-Сергиева лавра – объект Всемирного наследия ЮНЕСКО с 1993г., единственный в регионе Подмосковья. Критерии его универсальной ценности: 

(ii) The Trinity Sergius Lavra Monastery complex represents the fusion of traditional Russian architecture with that of Western Europe, creating an Eastern European tradition with a strong influence on architectural developments in a large area of Eastern Europe.

(ii) Ансамбль сооружений Троице-Сергиевой лавры представляет собой симбиоз древнерусской архитектуры и западноевропейской, как пример восточноевропейской традиции, которая заметно повлияла на развитие архитектуры значительной части Восточной Европы.

(iv) The Lavra is an outstanding and remarkably complete example of an active Orthodox monastery complex with a military function that is characteristic of the period of its growth and expansion from the 15th to the 18th century.

(iv) Лавра представляет собой выдающийся и завершённый пример действующего православного монастыря, имевшего и оборонную функцию, что было характерно в период его роста и расширения с 15 по 18 века. 

1. Границы ОВН и буферной зоны

Границы объекта Всемирного наследия не совпадают с границами объекта культурного наследия (ансамбль). Первые меньше примерно на четверть. В территорию ОВН не вошёл обширный участок к юго-западу от монастыря, включающий Пафнутьев сад. При этом вошёл участок за границами территории ансамбля к северо-западу, между монастырской стеной и речкой Вондюгой.

2.jpg

3 схема ОВН 17г..jpg

Границы буферной зоны довольно малы, она имеется только с западной стороны от ОВН. Большая часть установленной буферной зоны соответствует территории ансамбля лавры как объекта культурного наследия, т.е. согласно российскому законодательству, в ней действуют более строгие ограничения, чем в северо-западной части территории самого ОВН. Остальные её участки попадают в границы охранной зоны лавры как объекта культурного наследия.

При этом к востоку и северу имеются сложившиеся панорамы, видовые раскрытия, кварталы исторической застройки, являющиеся по характеру охранной, буферной зоной, необходимым защитным поясом. От них в свою очередь раскрываются традиционные обратные виды на лавру, которые сложились веками – от и поверх одно, двухэтажных домов, большей частью деревянных, а также от каменных строений лавок и учреждений, с долин рек и оврагов. Последнее немаловажно, так как город имеет неровный, живописный ландшафт.

4 вид из переулка с востока.jpg

5 вид с улицы к востоку.jpg

2. Границы ОКН и зон охраны, историческое поселение

В измерении российского законодательства Троице-Сергиева лавра является объектом культурного наследия федерального значения (ансамбль), территория которого шире монастырских стен. Весной 2015 года были утверждены границы и режимы его зон охраны: из них очень небольшая охранная зона, запрещающая новое строительство кроме регенерации (воссоздания) исторических построек; довольно большие зоны охраняемого ландшафта – накрывающие овраги и речки, где предписано сохранение рельефа и запрет на строительство. Основную часть окружающих лавру исторических слобод накрыли обширной зоной регулирования застройки, где имеется ограничение по высоте 8-10-15 метров, на дальних участках до 30, но нет запрета на снос исторических сооружений. Последнее приводит к тому, что традиционные деревянные дома, часто с богатыми резными наличниками, крыльцами и воротами признаются аварийными и сносятся, на их месте строятся безликие коробочки.

6 схема из ПЗО 15г..jpg

Cхема действующего ПЗО, где жёлтое ядро – терр. ОКН ансамбль, небольшие прилегающие к нему оранжевые участки – охранная зона, зелёные участки – зона охраняемого ландшафта, остальные заштрихованные участки – обширная зона регулирования застройки

Сохранение ценной исторической застройки вокруг лавры предполагается через статус исторического поселения, который имеет Сергиев Посад. Однако границы и предмет охраны исторического поселения не утверждены. Они разработаны и находятся на доработке, процесс затягивается. В перечне предмета охраны находятся многие из тех деревянных и кирпичных традиционных домов, которые горят, расселяются и намечены к сносу через признание аварийными. Положение таково, что если не утвердить предмет охраны исторического поселения Сергиев Посад в ближайшее время, то немалая часть его будет утрачена, а лавра во многом потеряет сложившееся историческое окружение. Статус города как исторического поселения настолько игнорируется, что в разработанном генплане города, который в настоящее время вынесен на публичные слушания и утверждение нет ни слова про то, что это генплан исторического поселения, ядром которого является объект Всемирного наследия. 

7 Вифанская 29.jpg

На фото – Вифанская, 29, адрес входит в предмет охраны исторического поселения, был под угрозой сноса в этом году

За этот год мы с коллегами узнали о планах по сносу двух исторических зданий, оба внесены в проект предмета охраны города. Одно (Вифанская, 29) планировалось разобрать ради строительства торгового центра «Карусель». Второе пострадало от пожара (Валовая, 3, МЧС установило, что это был поджог, произошедший ночью), на его месте намечено расширение дороги и сквер. Этот дом находится напротив дома графа Олсуфьева, работавшего с о. Павлом Флоренским по сохранению лавры в 1918-20-е годы в Комиссии по учёту ценностей лавры, недалеко дом, где жил сам о. Павел Флоренский, т.е. это место имеет непосредственное отношение к истории лавры. Надеюсь, усилиями ВООПИК оба здания мы сохраним. Но на все подобные случаи нас просто не хватит, в городе должны работать механизмы по сохранению исторического окружения лавры, ценной застройки и ландшафтов города.

8 Валовая 3 после пожара.JPG

На фото – Валовая, 3, также входит в предмет охраны исторического поселения, под угрозой сноса

3. Современная застройка, проблемы сохранения исторической среды

К сожалению, исторической город подвергается застройке, которая идёт вразрез с установленными режимами. Сразу в нескольких ландшафтных зонах ведётся строительство, причём упомянутый выше генплан легализует эти стройки и разрешает их вторые и пятые очереди. Как это стало возможно?

В 1970-80 годы были разработаны зоны охраны лавры, но, по всей видимости, они не были до конца утверждены. Известно, что в 2001-м году был снова разработан проект зон охраны (ПЗО). Наконец, в 2011-м Росохранкультура утвердила ПЗО, но из-за того что он не был опубликован, вскоре он был признан недействительным. Вместо срочного переутверждения проект был отправлен на доработку и окончательно утверждён лишь в 2015 году. За предшествующие годы строительные компании получили множество разрешений на застройку, при этом никак не учитывался давно разработанный ПЗО. До сих пор идут стройки по этим разрешениям, в зонах охраняемого ландшафта, где строительство запрещено согласно федеральному законодательству. Получается нонсенс – мы имеем установленное требование сохранения ландшафта и мы имеем там строительство.

Строительные компании хорошо понимают, что лавра очень близко и широко используют это в рекламе. Например:  

Застройка Благовещенского оврага и ландшафта у реки Кончуры в зоне охраняемого ландшафта. Застройщик привлекает близостью к лавре: «Расстояние от западной крепостной стены старого города до восточных окраин «Троицкой Слободы» составляет всего один километр или 10 минут ходьбы быстрым шагом». 

9 застройка благовещенского оврага в ландшафтной зоне.jpg

10а зона охраняемого ландшафта.jpg

10б этот же участок в генплане наполовину разлинован под застройку.jpg 

Застройка Благовещенского оврага, не соответствие схемы из генплана действующим зонам охраны

17-ти этажные дома у Кукуевского оврага, в зоне регулирования застройки, режим Р5 при этом граничит с зоной охраняемого ландшафта. Привлекают лаврой и ландшафтом: Будущим жителям дома будет доступен шикарный вид из окон – кто-то сможет насладиться видом на Троице-Сергиеву Лавру и центральную часть города, а кому по душе придется вид свысока на живописную березовую рощу.

11 большой дом у Кукуевского оврага.jpg

12а схема из действующего ПЗО.jpg

12б этот же участок на генплане.jpg

Похожая ситуация у Кукуевского оврага

Жилой комплекс Донской на улице Сергиевская, в нескольких минутах ходьбы от лавры. Зона охраняемого ландшафта + зона регулирования застройки (макс. высота 8 метров при использовании традиционных материалов). Разрешения получены в ноябре-декабре 2014 года на несколько лет вперёд, по ним и сейчас продолжается строительство высотой не менее 15 метров, хотя уже два года как действуют ограничения. 

13.jpg

Застройка в самом центре на берегу Кончуры

К сожалению стройки, хотя и не такого масштаба, ведутся и в непосредственной близости от лавры – на территории самого объекта Всемирного наследия и его буферной зоны. Без всяких разрешений и согласований выстроен новый семинарский корпус и домики паломников. Последние огородили высоким металлическим забором, испортив вид на берег реки и монастырь, возведение таких заборов умаляет вид монастыря и противоречит нормам.

14а.jpg

14б.jpg

Новые дома и заборы на территории Объекта всемирного наследия

4. Предложения

Необходимо что-то делать, чтобы не допустить дальнейшее застраивание ландшафтных участков и замену подлинной исторической застройки на обезличенную и более масштабную современную. Количество перерастает в качество, мы можем вскоре получить кольцо новостроек вокруг объекта Всемирного наследия, это означает изменение качества среды и визуальное воздействие на объект.   

Для сохранения исторического архитектурного и ландшафтного окружения Троице-Сергиевой лавры необходимо:

- следовать установленным ограничениям проекта зон охраны лавры и признать недействительными разрешения на следующие очереди застройки, нарушающие эти ограничения,

недопустимо принимать генплан, не отражающий действующие режимы зон охраны;

- дополнить существующие режимы зон охраны запретом сноса зданий, обладающих историко-архитектурной ценностью, что будет соответствовать сохранению предмета охраны исторического поселения Сергиев Посад;

- как можно скорее утвердить предмет охраны города;

- расширить границы буферной зоны объекта Всемирного наследия, распространив её на восток и на север от лавры (инициатором готово выступить Московское областное отделение ВООПИК). 

15.jpg

P.S.: по результатам конференции в резолюцию внесён отдельный пункт по Сергиеву Посаду, говорящий о необходимости привести генплан города в соответствие с зонами охраны объекта Всемирного наследия; и о поддержке инициативы Московского областного отделения ВООПИК расширить границы его буферной зоны 

Источник: hraniteli-nasledia.com

Страница 1 из 14