Вы находитесь здесь:Новости архитектуры»В России создан Совет историко-культурных экспертов
Четверг, 22 Декабрь 2016 14:55

В России создан Совет историко-культурных экспертов

Свои решения Совет объявил обязательными для рассмотрения госорганами охраны памятников

У российского сообщества экспертов по наследию теперь есть свой Совет. Фактически он работает уже год, но представлен широкой публике и СМИ был 16 декабря. Полное название нового органа - Совет экспертов «Ассоциации организаций сферы сохранения культурного наследия» по рассмотрению процедурных и методических вопросов государственной историко-культурной экспертизы. В него входят 12 человек (список приведен ниже): 10 аттестованных госэкспертов и два специалиста по градостроительству. Пункт 1.7 Положения о Совете провозглашает, что «Рекомендации Совета приравниваются к юридической консультации и обязательны для рассмотрения уполномоченными государственными органами охраны объектов культурного наследия». С одной стороны, учитывая, что образован Совет был по рекомендациям Министерства культуры Российской Федерации и Союза архитекторов России, мнение его игнорировать будет затруднительно. С другой – госорганы охраны наследия руководствуются законами и должностными регламентами, но никак не уставами общественных ассоциаций.

совет1.jpg

 

Создание Совета никак нельзя назвать событием внутрицеховым. Как известно, экспертиза и фамилии экспертов – вечная линия фронта между разными сторонами: общественностью, собственниками, чиновниками, проектировщиками. Фамилия эксперта с момента, когда акты стали обязательными для публикации, теперь всегда на виду и подпись по сути можно приравнять к приговору суда со всей вытекающей ответственностью и последствиями для памятника и эксперта. У каждого из них – своя репутация, зачастую разная - в зависимости от того, с какой точки зрения производится оценка.

Так что же даст наследию и экспертам Совет?

«Возникла необходимость оперативной работы с экспертизами, с выяснением конфликтных ситуаций по экспертизам. Мы уже рассматривали случаи по Ярославлю и Нижнему Новгороду, - рассказала «Хранителям Наследия» Ирина Маркина, председатель Совета, проректор Института искусства реставрации, председатель Совета по наследию Союза архитекторов России. - Мы будем заниматься ситуациями, когда орган охраны памятников не принимает ту или иную экспертизу, когда идет «война экспертиз», когда есть обеспокоенность общественности. А также – и по сигналам самих экспертов. Скажем, Татьяна Петровна Кудрявцева недавно выяснила, что ее задействуют в некоторых экспертизах, о которых она даже не знает».

Совет не случайно образован при содействии Союза архитекторов России и будет работать на его площадке. Планируется, что эксперты будут оценивать не только качество экспертиз, но и в некоторых случаях архитектурные решения самих проектов.

Владимир Цветнов, директор Департамента государственной охраны памятников Минкультуры РФ: «Мы не можем ввести ограничения на архитектуру, на то, какими зданиями застраиваются исторические территории. В результате на улице XVII-XVIII вв. может возникнуть современная вещь, причем она «проходит» по формальным признакам, по объему, но в стилистику и архитектуру – не вписана. И нам трудно судиться в таких случаях. Суды смотрят как: «Ширина-высота – все правильно? Все, не кошмарьте бизнес». Поэтому я посчитал бы правильным на этой площадке обсуждать и такие вещи. Чтоб современная архитектура из стекла и бетона не появлялась в районах XVIII века. А если и появлялась бы, то была тщательно проработана и продумана, хорошо вписана. Из последних примеров могу привести предлагаемую застройку в районе храма Николы Мокрого в Ярославле, когда возле памятника XVII-XVIII вв. хотят возвести дома серии П-44. И таких случаев - масса, это и Дербент, и Бородино».

совет2.jpg

 

Совет может с экспертом и его выводами согласиться или не согласиться, оценить степень его вины и ответственности в случае конфликтной ситуации. И наконец, то, о чем не говорилось напрямую, но подразумевалось – помочь противостоять давлению.

Ирина Маркина привела в качестве примера ситуацию с московским проектом «Геликон-оперы»: «Мы все виноваты в том, что у нас на сегодняшний день нет усадьбы Стрешневых в том виде, в котором она просуществовала весь XX век, а к наследию ведь относились аккуратно. На моей памяти около пяти экспертиз было сделано по этому архитектурному проекту – на каждом этапе проектирования театра. Я была 2-й или 3-й в экспертах, и была на тот момент экспертиза отрицательная. Пятая – уже была положительная. То есть это была ситуация, когда кто-то из руководителей города берет ответственность за изменение облика объекта, кстати, это и случай Большого театра, и эксперты ни в чем не виноваты. Другое дело, что более тщательно к таким вопросам нужно подходить и экспертам, и руководителям. А потому важны консилиумы и советы».

Конечно, в чистом виде Совет должен способствовать именно консолидации профессионалов, поддержке грамотной и полезной для наследия, пусть даже не всегда угодной властям, точке зрения, а не размыванию ответственности, когда сомнительное решение может быть коллективным мнением Совета только усилено.

Николай Шумаков, президент Союза архитекторов России: «Мне больше всего понравилась эта фраза, что эксперт ни в чем не виноват… И в то же время дается по «Геликон-опере» заключение, что можно все ломать и делать дополнительные функции, но – эксперт ни в чем не виноват. Или ставим 18-метрового князя Владимира, дается экспертное заключение, что все можно делать, но – эксперты ни в чем не виноваты… Их сильно давят, а жить хочется. Ситуация очень сложная: телефонная право, административное, законы не соблюдаются, стройкомплекс давит. У стройкомплекса одна цель: как можно дешевле, больше построить и дороже продать. И все потому, что нет архитектурной политики в стране. А даже если и будет принят закон об архитектурной политике, он не сразу и не всеми будет соблюдаться. И на сегодня нет выхода. Эксперты должны стоять на смерть, но они не смогут стоять на смерть. Культурная часть населения должна стоять на смерть – тоже не везде такое получается. Профессиональное сообщество молчит, так как боится оказаться неугодным. Страшная ситуация, но так оно и есть».

И в этой ситуации важно, чтобы Совет не пошел общим фарватером и не превратился в безопасный междусобойчик, когда коллега оправдывает и защищает коллегу во что бы то ни стало, даже если тот не прав. Или, наоборот, когда создается негласный список неудобных и неугодных. Кстати, что касается вопросов аттестации экспертов или отказа в ней, то в компетенцию Совета они не входят, но не исключено и вполне логично, если к мнению Совета аттестационная комиссия будет прислушиваться.

На встрече 16 декабря прозвучали и умеренные, и крайние точки зрения, что говорит о том, что темы для разговора есть и по процедуре экспертизы, и по требованиям к экспертам, и по их методическому походу. Совет имеет право вырабатывать рекомендации для уполномоченных органов и уже готов блок, касающийся деятельности так называемых экспертов-гастролеров, когда, скажем, экспертизу московского областного объекта делает эксперт из Хабаровска. Совет предложил ряд мер по контролю работы эксперта и проверке того, реально ли он был на объекте, по которому дает свое заключение.

«Наш Совет будет работать для всей страны. Так что у любого эксперта будет возможность посоветоваться, узнать мнение более опытных коллег, - считает Светлана Шаповалова, ученый секретарь Совета. - У экспертов масса вопросов, зачастую к самим себе… Волей-неволей возникает субъективное отношение к проектам и вот проверить это субъективное мнение важно, чтоб оно было справедливым».

Отталкиваясь от этих очень справедливых слов, хочется подчеркнуть, что нет никаких сомнений в том, что Совет экспертов – очень и очень нужен. Но вот качество и отдача от его коллективной работы зависит также от качества и отдачи каждого участника процесса в отдельности. И в этой связи вопросы экспертов «к самим себе» - ничуть не менее важны, чем повестка дня очередного заседания Совета. Кстати, итоги заседаний, как было обещано, будут публичными.

Состав Совета экспертов «Ассоциации организаций сферы сохранения культурного наследия» по рассмотрению процедурных и методических вопросов государственной историко-культурной экспертизы

  1. Маркина Ирина Александровна – председатель Совета, проректор НОУ ВПО «Институт искусства реставрации», профессор, председатель Совета по наследию СА России, член СА России, аттестованный эксперт ГИКЭ;
  2. Аврутов Юрий Иосифович – член Совета, руководитель Ярославского отделения ИКОМОС, член СА России, аттестованный эксперт ГИКЭ;
  3. Вахрамеева Татьяна Ивановна - член Совета, реставратор высшей категории, аттестованный эксперт ГИКЭ;
  4. Копылова Елена Ивановна - Заместитель Председателя Совета, Ректор НОУ ВПО «Институт искусства реставрации», профессор, аттестованный эксперт ГИКЭ;
  5. Кудрявцева Татьяна Петровна – член Совета, кандидат архитектуры, член СА России, аттестованный эксперт ГИКЭ;
  6. Малинова Ольга Валентиновна - член Совета, Главный архитектор Института «НИИП градостроительства» Московской области, член СА России;
  7. Наринский Дмитрий Михайлович -  член Совета, Председатель Совета по градостроительству СА России, член СА России;
  8. Плащенкова Наталья Николаевна – член Совета, аттестованный эксперт ГИКЭ;
  9. Семенова Ирина Генриховна - член Совета, реставратор высшей категории, Председатель аттестационной Комиссии Минкультуры России кадров реставраторов, аттестованный эксперт ГИКЭ;
  10. Соловьева Елена Евгеньевна – член Совета, Руководитель Мастерской №38 Института «НИиПИ генплана Москвы», аттестованный эксперт ГИКЭ, член СА России;
  11. Шаповалова Светлана Леонидовна – Ученый секретарь Совета, аттестованный эксперт ГИКЭ, член СА России;
  12. Шевченко Элеонора Арсеновна - член Совета, Советник РААСН, кандидат архитектуры, аттестованный эксперт ГИКЭ, член СА России.

Евгения Твардовская
Фото: Евгения Твардовская
Заглавная иллюстрация: "Звездочет перед Дадоном", Иван Билибин, 1906 г.

Дополнительная информация

  • Источник: http://hraniteli-nasledia.com/articles/initsiativy/v-rossii-sozdan-sovet-istoriko-kulturnykh-ekspertov/