Вы находитесь здесь:Новости архитектуры»В Москве прошло заседание Совета при Президенте РФ по культуре и искусству
Суббота, 23 Декабрь 2017 00:00

В Москве прошло заседание Совета при Президенте РФ по культуре и искусству

21 декабря 2017 года в Александровском зале Большого Кремлевского дворца под председательством Владимира Путина прошло заседание Совета при Президенте РФ по культуре и искусству.

Новая повестка дня

Традиционная фабула подобных мероприятий - обмен мнениями по актуальным проблемам и высказывание разнообразных просьб и предложений деятелей культуры. Но в этот раз Владимир Путин с самого начала задал новую повестку дня российской культуры: обновление «государственной гуманитарной политики», принятие Закона о культуре, закрепляющего ее ключевую роль в этой политике. И, наконец, безотлагательное, не дожидаясь принятия Закона о культуре, внесение изменений в закон о контрактной системе применительно к сфере культуры.

Поскольку вопросы сохранения наследия также к ней относятся, для нашей сферы предложение Президента России может стать поистине революционным. Напомним, что покуситься на ФЗ-44 применительно к сфере реставрации не решилась даже высокая комиссия Минкультуры РФ по «реформе реставрационной отрасли». И вот теперь, когда Владимир Путин провозгласил необходимость изменения действия ФЗ-44 применительно ко всей сфере культуры – российское реставрационное сообщество и Министерство культуры просто обязаны представить свои предложения на этот счет. Иначе разговоры о губительности конкурсной системы для памятников и реставраторов так и останутся разговорами.

И ключевой вопрос здесь – что взамен? Какая система, какая процедура? Конечно, в отдельных случаях, для наиболее важных памятников, может применяться процедура определения единственного подрядчика, как это было, например, сделано Правительством РФ в августе 2016 года для реставрации Смоленского собора Новодевичьего монастыря. Но вряд ли такая процедура применима для всех тысяч реставрируемых в России объектов.

 

Кто что сказал

Руководствуясь официальной стенограммой заседания Совета при Президенте РФ по культуре и искусству, по традиции знакомим наших читателей с тем, что говорилось на Совете по проблематике реставрации и сохранения культурного наследия.

Владимир Путин, Президент России:

«Вопросы культуры – не только многогранные и сложные. Они имеют определяющее значение практически для всей нашей жизни: для экономики, образования, технологического развития, обеспечения суверенитета. Не буду повторять общих фраз, тем не менее не могу не сказать. Некоторые из них – культура – это мировоззрение, прежде всего, универсальный инструмент сохранения и передачи традиционных моральных, духовных, эстетических ценностей и основа гармоничного, свободного общества, способного сберечь свою самобытность и при этом быть открытым, восприимчивым к глобальным тенденциям развития цивилизации.

Как вы знаете, месяц назад в Санкт-Петербурге прошло совещание, посвящённое поддержке одарённой творческой молодёжи, в том числе – как и на других встречах с мастерами искусств – поднималась тема пересмотра сложившегося отношения к культуре лишь как к отрасли социальной сферы, оказывающей определённого вида «услуги». Отмечу, что отказ от такого узкого, «отраслевого» подхода закреплён в Основах государственной культурной политики.

Теперь необходимо перенести этот принцип в законодательство, в управленческие подходы и в целом самым серьёзным образом обновить государственную гуманитарную политику, в которой культуре отведена, безусловно, ключевая роль.

В этой связи предлагается разработать новый закон о культуре. О его конкретном наполнении как раз и предлагаю сегодня поговорить. При этом хотел бы сразу отметить, что проект закона должен пройти через процедуру широкого общественного обсуждения.

В будущем законе важно чётко отразить особенности, специфику сферы культуры, её всеобъемлющий характер и значимость – как миссии, как общественного блага. (…)

Работа над новым законом о культуре, конечно, займёт определённое время. Поэтому прошу уже сейчас решить наиболее острый, чувствительный для творческих коллективов и творческих деятелей вопрос, а именно – внести ряд правок в закон о контрактной системе. Мы об этом тоже неоднократно говорили.

Очевидно, что он далеко не всегда учитывает специфику сферы культуры, ставит работающих здесь людей порой в двусмысленное положение. И в его корректировке, в установке понятных, логичных и прозрачных правил финансово-хозяйственной деятельности творческих организаций заинтересованы, безусловно, все: и представители культурного сообщества, и государство».

Михаил Пиотровский, директор Государственного Эрмитажа, президент Союза музеев России:

«Нужно внести поправки, которые выводят сферу культуры из сферы некоторых законов. Это как раз и есть эта самая сфера социальных услуг. Тут примеров много. Например, нам решительно нужно вывести всю реставрацию из-под диктата строительного комплекса. У нас уже совершенно строители оказываются, действительно, причиной очень многих строительных катастроф в сфере культуры». 

Андрей Боков, академик Российской академии архитектуры и строительных наук:

«Мы строим очень дорогие дома, предельно дорогие, дорогие и в строительстве, и в эксплуатации, небезопасные дома, и Вы справедливо их назвали муравейниками. Это очень токсичный материал, это такой допинг, материал, который должен использоваться очень осторожно и очень аккуратно, тем не менее мы его практически используем сегодня бесконтрольно, разрушая в целом культурный ландшафт страны, деформируя наше пространство. Это рискованная достаточно политика. 

Вообще дома нельзя строить, жилые дома тем более, выше деревьев, выше куполов, церквей, крестов и так далее – это неестественно. (…)

Это выгодно совершенно определённому кругу наших сограждан. Это выгодно прежде всего строительному бизнесу, крупным застройщикам, крупным землевладельцам. Они сегодня, как это ни удивительно, во многом определяют лицо страны, облик страны, характер того, что мы строим. Следствием этого, отчасти этого всевластия, становится и то, что мы наблюдаем вокруг городов, прежде всего в столичном регионе. 

Это, в общем, достаточно активный, очень быстрый, почти не контролируемый рост, и это сопровождается одновременными проблемами с историческими городами, старыми городами. Пустеют районы традиционного обитания, это серьёзная проблема. Серьёзная проблема потому, что малые города в принципе могут и должны быть пространством для очень комфортной, очень достойной жизни многих наших сограждан. Это замечательное место, где могут быть и университеты, где могут жить пожилые люди и молодые, где можно развивать любые виды деятельности, но их надо сохранять, им надо дать возможность существовать. 

Сегодняшнему девелоперу не нужны архитекторы, ему не нужны исследования, ему не нужно ничего и не нужны какие-то новые идеи в этой сфере, а это приводит к тому, что, действительно, в общем, знание научное по существу не востребовано. (…)

Мы связываем наши ожидания и надежды, вне всякого сомнения, с упоминанием об архитектуре в новом законе о культуре, с подтверждением того, что архитектура является, и прежде всего архитектура, формирующая пространство обитания, то самое гражданское строительство, что она становится частью культуры. Мы полагаем, что мы обязаны снова возвращаться к эффективной, продуманной, взвешенной политике федерального уровня – политике территориального пространственного планирования. 

У России фантастическое прошлое, которому многие завидуют. Прошлое, в пределах которого был накоплен необычайный опыт создания этого единого общенационального пространства. И сегодня такая политика почему-то ослабела, она отсутствует. Этот вакуум как раз и занят этим самым застройщиком – застройщиком-девелопером, даже в интересах которого было бы, наверное, правильно выстроить такую политику. 

Сегодня три эти уровня, которые формируют политику, – уровень системы расселения, территориального планирования, в широком смысле, уровень генеральных планов и уровень, который определяет наше ближайшее окружение, архитектур, – они все разделены. Минэкономразвития занимается как бы стратегическим планированием огромных территорий, Минстрой занимается сегодня как бы архитектурным проектированием и думает обо всём прекрасном, Министерство культуры занимается совершенно определёнными локальными частями городов – зонами охраны. 

И политика эта не скоординирована. Если по 73-му ФЗ мы ничего не можем делать, то, на взгляд Минстроя, если очень захочешь, то можно что угодно где угодно строить. Нам необходима единая скоординированная политика. Возможно, инструментом проведения такой политики может стать министерство или агентство архитектуры, градостроительства и территориального развития, которое, наконец, сбалансирует всё это, соберёт всё это вместе: территориальное планирование, отраслевое и так далее, которое выстроит нормальные отношения между нашими регионами. 

И это Министерство одновременно, наверное, могло бы стать инициатором внесения поправок в наш Градостроительный кодекс, который состоит у нас из одних поправок, каких-то бесконечных заплат и который обязан, вместо того чтобы создавать комфортные условия для одного застройщика, настаивать на создании, на формировании некоторой качественной среды жизнедеятельности для всех наших сограждан. 

Нам необходимо, наверное, снова вернуться к пересмотру закона об архитектурной деятельности, главным смыслом которого должно быть всё-таки выведение архитектуры и градостроительства из-под этого жесточайшего контроля застройщика».

Владимир Гриценко, директор музея-заповедника «Куликово поле»:

«У нас есть такой пример – если у археологов много работы, значит, инвестиции в строительный комплекс весьма активны. Действительно, археологи забыли уже давно, что такое сезон, работают не только летом, но и осенью, и зимой, и так далее. Огромные инвестиционные проекты в исторических городах России – Москва, Ярославль, Тула, в Татарстане, огромные работы, проведенные по Богучанской ГЭС, Крымский мост. 

Вы представляете, что сейчас изучается порядка 80 памятников археологии. Это не только потрясающие открытия для российской исторической науки, но и, собственно, обогатило наши знания о всем прошлом нашей цивилизации. Сюжеты о раскопках практически в прайм-тайме всех крупнейших новостных каналов. Интерес к археологии – я не побоюсь этого сказать – в обществе никогда не был на таком высоком уровне. И это только первые результаты. (…)

Экспонатов буквально десятки тысяч, а здесь, несмотря на огромный интерес со стороны публики и общества, музейное и научное сообщества столкнулись с серьезной проблемой нехватки специализированных мест для хранения археологической коллекции. Мы прекрасно знаем Вашу позицию по этому поводу и надеемся, что в ближайшее время проблема как-то будет решена». 

В.В.Путин: «Спасибо за идею, за предложение. Вы знаете, действительно, я считаю, что нужно это делать. Это вопрос финансирования только. Будем стараться решать».

Галина Маланичева, почетный президент Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры:

«В 70–80-е годы прошлого века Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры организовало движение реставрационных студенческих отрядов и спасло от разрушения большое количество памятников. Это движение не затихло, оно продолжается и по сей день. Уже в сфере культурного наследия такое сообщество, такое уже широкое движение – появилось много волонтерских отрядов, и Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры пытается его координировать, это движение. Почему? 

Потому что, конечно, эти отряды, волонтеры занимаются очень хрупкой такой материей, работой, которая требует ответственности, знаний. Поэтому мы очень рады с одной стороны тому, что 2018 год объявлен у нас Годом волонтерства. Но как-то не очень широко мы говорим о том, что волонтеры, волонтерское движение у нас довольно значительное в целом в сфере культуры, а в культурном наследии в особенности. Я сегодня хотела немножечко только на эту тему несколько слов сказать. 

Мы возлагаем на 2018 год особые надежды. Почему? Потому что мы привлекаем внимание тех наших волонтеров, у нас огромное поле для их деятельности, поскольку на государственном учете в стране состоит не менее 160 тыс. объектов культурного наследия, еще более 100 тысяч обладают признаками выявленных объектов культурного наследия и еще огромное поле не исследованных, то есть появятся и новые объекты культурного наследия, имеющие огромное значение для нашей культуры. 

Не все хорошо, конечно, с состоянием этих памятников. Особую тревогу вызывают объекты культурного наследия, которые находятся в аварийном состоянии, зачастую в руинированном. А мы все прекрасно понимаем, что в ближайшие годы вывезти их из аварийного, руинированного состояния даже при большем бюджете, чем есть, невозможно, единовременно тем более. Но и эти объекты не имеют в ближайшем будущем перспектив, по понятным причинам государственного финансирования или экономического потенциала для частных владельцев. 

Это, прежде всего, касается объектов деревянного зодчества, усадеб, сельских храмов, застройки малых исторических городов. Об этом сегодня говорили уже. Прежде всего, такая агрессивная застройка, конечно, уничтожает памятники, уничтожает культурное наследие и облики наших исторических городов. 

На десятках таких объектов сегодня уже работают добровольческие организации и движения. Волонтеры не просто сохраняют памятники, конечно, под руководством квалифицированных специалистов-реставраторов. Прикосновение своими руками к объектам культурного наследия является еще и такой очень эффективной формой патриотического воспитания, сознания ценности историко-культурного наследия всеми гражданами России, особенно молодым поколением. 

На наш взгляд, подобные инициативы нуждаются в должном внимании со стороны государства, а само волонтерское движение в этой сфере – в ресурсах для дальнейшего развития. Не подумайте, что я сейчас буду говорить о финансировании. Нет, потому что мы уже нашли определенные рычаги такого вовлечения в эту работу: и частные инвестиции привлекаем, и сами, конечно, организуем этот бесплатный труд на этих объектах. 

В 2017 году мы подписали соглашение о развитии волонтерства и с нашим Министерством культуры Российской Федерации, и с Росимуществом, и с Федеральным агентством по управлению и использованию памятников. И особенно мы считаем таким ценным для себя подписание такого договора, такого соглашения еще и с организацией французской, где работают добровольцы, «Рампар». Это организация, которая существует уже более 50 лет, организует волонтеров на руинированных памятниках. 

Мы уже практически в настоящее время привлекли добровольцев в этом году к сохранению памятников. Вот попробовали (и неплохо) на двух федеральных объектах: башнях Донского монастыря и доме Палибина на улице Бурденко в Москве. В развитии добровольческого движения общество активно сотрудничает с Ассоциацией волонтерских центров. У нас много волонтерских отрядов, и я уже говорила о хрупкости того наследия и что мы должны допускать волонтеров, уже подготовленных, уже чему-то обученных. Вместе с этой французской организацией добровольческой мы уже такую базу обучения будущих волонтеров, которых мы выпускаем на эти объекты, начали готовить. 

Но почему я попросила слово? Я очень прошу понять и согласиться с тем, что, наверное, нам следует и необходимо попросить Министерство культуры России образовать федеральный ресурсный центр поддержки развития волонтерства, добровольчества. Аналогичные центры для волонтеров на базе других организаций в настоящее время созданы и Министерством здравоохранения, и Министерством транспорта, и другими организациями, и они являются информационными и методическими центрами. Они оказывают именно эту поддержку, может быть, и финансовую поддержку соответствующим общественным проектам. 

Главными целями деятельности такого центра могли бы стать количественный и качественный рост как самих общественных движений и инициатив, так и сохраненных силами добровольцев объектов культурного наследия. Мне кажется, год, который у нас наступает, 2018, позволяет нам более пристально и внимательно посмотреть на то, как добровольцы, как волонтерское движение может помочь решить те острые проблемы, которых очень много в вопросах сохранения памятников истории культуры.

В.В.Путин: «Спасибо. 2018 год, Вы сами вспомнили об этом, объявлен у нас Годом добровольца, волонтера и Владимир Ростиславович подумает, я попрошу это сделать, если в других ведомствах это сделано, создать действительно такой центр информационной поддержки как минимум. Хорошо? Договорились».

Константин Михайлов, координатор «Архнадзора», главный редактор «Хранителей Наследия»:

«Владимир Владимирович, прежде чем переходить к проблемам, я хотел бы передать Вам благодарность от моих коллег по деятельности по охране культурных памятников из разных регионов за те проблемы, которые были решены с помощью исключительно Вашей поддержки и Ваших поручений. Дом Пожарского в Москве, национального героя, реставрируется, я видел собственными глазами, и можно уже прочно считать, что он спасен и будет радовать всех еще долго. 

Проект музея на Соловецких островах  (то, что мы обсуждали два года назад на Совете) подвергся коренной переработке и теперь будет воплощен в жизнь без малейшего ущерба для внешнего облика Соловецких островов. Общественные советы по культурному наследию в десятках регионов заработали. Пала даже неприступная крепость под названием «Москва», на завтра назначено первое заседание общественного совета. Все это было бы невозможно без Ваших поручений по итогам обсуждений в этой аудитории.

Но, переходя к проблемам, хотелось бы, чтобы мы в будущем не повторяли подобных ошибок. Например, с соловецкой историей мы справились, а в зоне охраны Московского Кремля на Варварке, 14, о чем я тоже уже, к сожалению, говорил раньше, по-прежнему проектируются, уже накануне утверждения, вот такие, на мой взгляд, весьма сомнительные архитектурные решения со стеклянными фасадами, обращенными в сторону Кремля, притом, что со стороны ЮНЕСКО пока что не поступило никакого одобрения подобных проектов. Просто не хотелось бы, чтобы потом их также приходилось переделывать, как Соловецкие. 

К сожалению, не все даже позитивные меры, принимаемые в реставрации, исполняются так, что потом приходится за них радоваться. Вот, например, если помните, тоже несколько лет назад моя коллега привлекла Ваше внимание к реставрации деревянного домика в Нижнем Новгороде, который после этого так и стали называть «президентский теремок», до сих пор его так зовут. И губернатор нашел деньги, вложили их, начались работы. Но реставрация была проведена таким образом подрядчиком, что подлинное здание практически перестало существовать

Вот эти ситуации недопустимы, когда государственные средства вкладываются, и это приводит к прямо противоположному эффекту, к уничтожению или порче объектов культурного наследия. И мне кажется, что здесь крайне важна персональная ответственность органов, контролирующих эти процессы, и лично их руководителей за результат.

Еще один пример позволю себе привести. Церковь XVII века, деревянная, принимается решение на уровне Министерства культуры России и Министерства культуры Карелии о ее перемещении из одного села в другое на расстояние восемь километров. И эта церковь перемещается уже третий год, при этом она так и не собрана на новом месте, а ее материал рассеян и, проще говоря, гниет в трех местах по дороге, то поневоле встает вопрос: а кто отвечает за это все? 

Когда ее соберут в виде новодела уже, видимо, а деньги государственные на это продолжают исправно выделяться. Поэтому я бы внес предложение, Владимир Владимирович, внести результаты деятельности по сохранению объектов культурного наследия в официальные критерии оценки работы губернаторов

Это возможно по методикам, это уже просчитывалось в соответствующих научных институтах, есть статистические показатели, по которым это можно привести. Я думаю, что если губернатор будет знать, что он отвечает, он и так отвечает, но если будет знать, что с него спросят, то дело во многих регионах сдвинется. (…)

Я иногда провожу со своими друзьями и коллегами нехороший эксперимент: достаю из кармана купюру в тысячу рублей и прошу их сказать, что на ней изображено? На ней находится один из знаменитых объектов культурного наследия – прекраснейшая церковь Иоанна Предтечи в Ярославле, которая вполне на уровне всех мировых стандартов по архитектуре. 

К сожалению, огромное количество не знает, и в то же время они безошибочно опознают Эйфелеву башню, башню Биг-Бен в Лондоне, Нотр-Дам де Пари и статую Свободы. Это наша беда в том, что мы, в отличие от многих других стран, не пропагандируем собственные ценности и собственное наследие. Есть такое нехорошее, скучное слово «популяризация», а должна быть пропаганда, в том числе и за счет всех информационных ресурсов государства. 

Вот здесь Елена Александровна Ямпольская говорила о так называемых «звездах». Если включить наши популярные телевизионные каналы, в том числе два федеральных государственных, то можно часами слушать об этих «звездах», о том, как они влюблялись, выходили замуж, разводились, делили имущество и так далее. И можно часами и даже неделями смотреть эти федеральные каналы и не услышать ни слова о той деятельности патриотической и позитивной, которой занимаются люди, связанные с культурным наследием и с его сохранением. 

Если можно было бы рассмотреть вопрос о том, чтобы у нас на нашем федеральном телевидении появилось достойное отражение этой деятельности, в том или ином виде передача, еженедельная, ежедневная. Это огромный интерес и материал, это потрясающие люди с биографиями и историей, это потрясающие памятники, которые мы можем пропагандировать и внутри страны, и для всего остального мира. 

И самое-самое последнее, Владимир Владимирович, о чем Вы сказали в самом начале. Где мы можем действовать опережающими темпами по сравнению с разработкой закона о культуре, вносить коррективы в нынешнее законодательство? Вот закон о контрактной системе, который в каких-то сферах, может быть, к анекдотическим последствиям приводит, в нашей сфере реставрации приводит к катастрофическим последствиям: выигрывают по демпингу фирмы, которые ориентированы только на результат и освоение денег, и памятники погибают. А этому есть масса примеров, у меня сейчас просто нет времени их привести. 

Поправки к Федеральному закону об объектах культурного наследия и к ФЗ о контрактной деятельности мы готовы представить уже в ближайшее время в сфере реставрации памятников. Если можно это пустить опережающим темпом, то вся страна, связанная с сохранением наследия, была бы за это очень благодарна». 

В.В.Путин: «Спасибо».

Александр Сокуров, кинорежиссер, член Совета по сохранению культурного наследия Санкт-Петербурга:

«Что касается охраны памятников, немного совсем. Мне кажется, нужна встреча с Министерством обороны, с руководством Министерства обороны. Я разговаривал с Шойгу, договаривались о встрече, но, к сожалению, она не состоялась. В распоряжении Министерства обороны очень много в пользовании находится зданий – памятников культуры. На Петроградской стороне в Петербурге очень много. Состояние крайне плачевное. У Министерства обороны нет средств на то, чтобы следить за этими зданиями. 

Когда-нибудь они оттуда уйдут, но в каком состоянии достанутся нашему обществу?»

В.В.Путин: «По поводу зданий Министерства обороны и сооружений. У них много, и еще из советских времен досталось. Но я сам с ними частенько борюсь, чтобы они не сидели, не буду говорить, кто на чем, а отдавали бы. Но просто так отдать в никуда тоже опасно, потому что может возникнуть ситуация, когда через некоторое время нам потребуются добровольцы и волонтеры, потому что они в руины превращаются. Поэтому, если у Вас конкретная просьба есть по конкретным объектам, передайте, пожалуйста, и мы с Минобороны тоже поработаем».

Фото и видео: сайт Президента России

Источник: hraniteli-nasledia.com

Дополнительная информация

  • Источник: http://hraniteli-nasledia.com/articles/doslovno/kultura-kak-missiya-novaya-povestka-dnya-/
Joomla SEF URLs by Artio