Вы находитесь здесь:Новости архитектуры»Люди и роботы на защите памятников архитектуры. Как сохранить то, что сгорает за 15 минут
Пятница, 24 Август 2018 09:05

Люди и роботы на защите памятников архитектуры. Как сохранить то, что сгорает за 15 минут

ТАСС, 22 августа. Пожар в Карелии, уничтоживший 10 августа Успенскую церковь 1774 года в городе Кондопога, заставил реставраторов и пожарных искать варианты наиболее эффективной защиты памятников деревянного зодчества.

Дерево исторически считается самым простым и удобным материалом для строительства, хотя периодически от него пытались отказаться из-за его недолговечности и беззащитности перед огнем. В начале XIX века даже вышел запрет на строительство новых деревянных церквей на месте сгоревших старых, их полагалось заменять на каменные. По оценкам современных архитекторов, деревянные здания при хороших условиях могут стоять веками, а по статистике пожарных, отдельно стоящее деревянное здание может сгореть за 15 минут, и этого времени слишком мало, чтобы добраться и потушить его.

Самая большая проблема встает в отношении тех памятников, которые расположены в небольших удаленных населенных пунктах, где невозможно обеспечить постоянный контроль за зданием. Но именно эти памятники, оставшиеся на исторических местах, представляют, по оценкам историков, самую большую ценность.

Для защиты старинных деревянных зданий от вандализма, пожаров и других негативных факторов предлагаются уже опробованные способы — от укрытия саркофагами из негорючих материалов до переноса памятников в разобранном виде в музейные комплексы с охраной и оборудованной противопожарной автоматикой, но каждый из этих способов имеет свои недостатки. Как сохраняется деревянное наследие России — в материале ТАСС.

Срок жизни деревянной церкви

"Если деревянное здание неотапливаемое и стоит под хорошей кровлей, оно может стоять века. У нас есть постройки и XV, и XVI веков. Бревна в хороших условиях сохраняются даже без какой-то химической обработки — просто укрытые от атмосферных воздействий и от влаги из почвы", — сказал ТАСС главный архитектор проектов Центральных научно-реставрационных проектных мастерских, эксперт по деревянному зодчеству Русского Севера Андрей Бодэ. В 2015 году он с группой архитекторов составил проект реставрации Успенской церкви в Кондопоге, теперь прорабатывает вопрос ее воссоздания после пожара.

"В среднем, время выгорания деревянной церкви полностью — до 15 минут", — сказал ТАСС замначальника управления надзорной деятельности и профилактической работы Главного управления МЧС по Санкт-Петербургу Станислав Базаев. В деревянных постройках быстро выгорает кровля, которая, помимо прочего, падает вниз и увеличивает площадь возгорания, бревна сгорают почти моментально.

"Так что, безопасность на деревянных объектах — это, в первую очередь, система автоматического пожаротушения, которая обнаруживает и ликвидирует пожар на ранней стадии. Важно также проводить инструктаж для пользователей помещений", — считает он. Спасатели регулярно консультируют настоятелей церквей, учат их способам тушения огня.

Под охраной роботов

Одним из лучших примеров сохранения памятников деревянного зодчества считается музей-заповедник «Кижи» — историко-культурный комплекс, объекты которого входят в Список всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО.

Объекты на Кижском погосте охраняют от огня семь дистанционно управляемых лафетных стволов или пожарных роботов, часть из которых произведена местным Центром пожарной робототехники. Первый из них появился на заповедном острове еще в 1984 году. «Ситуаций, когда роботы-пожарные сработали из-за огня, на острове не было — только во время учений», — рассказали в пресс-службе музея-заповедника.

Несколько лет назад тревожная ситуация возникла на территории Музея деревянного зодчества в Суздале: летом 2011 года после удара молнии загорелся самый древний деревянный памятник в городе — Преображенская церковь XVIII века (1756 год). Огонь повредил главку, часть кровли и восьмерика.

"Тогда хорошо пожарные сработали. Церковь находилась в стадии реставрации, там все леса были, и громоотвод, видимо, не был полностью доделан", — рассказала ТАСС Герой труда России, почетный президент Государственного Владимиро-Суздальского музея-заповедника Алиса Аксенова.

На территории подразделения новгородского музея-заповедника — музея деревянного зодчества «Витославлицы», где собраны порядка 30 объектов XVI-XX веков, уже второй год идет реставрация по проекту Всемирного банка, в проект в том числе входит модернизация системы пожарной безопасности. По периметру музея уже провели пожарный водопровод с пятью гидрантами, которые находятся на доступном расстоянии от каждого памятника.

"К ним можно подключаться и тушить огонь в случае ЧП еще до приезда пожарных машин", — сказал ТАСС ведущий архитектор-консультант «Витославлиц» Виктор Попов.

Единая система защиты оборудована на территории Нижнесинячихинского музея-заповедника деревянного зодчества и народного искусства, образованного в 1987 году в Свердловской области. Там вокруг Спасо-Преображенской церкви XVIII века и постепенно собирали со всей округи исчезающие образцы деревянной застройки — их разбирали на месте, перевозили и заново складывали.

Перенести, чтобы сохранить

Архитекторы и эксперты по охране памятников далеко не всегда поддерживают идею переноса деревянных церквей.

"Музеи деревянного зодчества — это тоже от безысходности. Мы собираем жемчужинки, и они у нас стоят как склад. Нас успокаивает только то, что если бы мы это не сделали, не свезли их в одно место, то они вообще бы исчезли. Памятник, свезенный в неисторическую среду, практически теряет свою значимость", — отметил реставратор Владимир Рахманов.

Нахождение на территории крупного комплекса еще не гарантирует сохранность памятника, если ему не обеспечить дополнительные условия.

"Мы не можем довольно долго решить вопрос по созданию павильона для церкви Ризоположения, которая находится в ведении Кирилло-Белозерского монастыря [церковь 1485 года постройки была перенесена в Кириллов в 1950-годы с берега Онежского озера]. Этот памятник уже не может существовать под открытым небом, его последняя реставрация была сделана с условием, что памятник будет в павильоне, иначе нужно было заменить 80-90% оригинальных конструкций", — рассказал ТАСС генеральный директор Кирилло-Белозерского музея— заповедника в Вологодской области Михаил Шаромазов.

Хрупкое наследие

В Томске приходится сохранять почти весь город — там 3 тыс. деревянных домов, из которых 700 — памятники федерального или регионального значения, их реставрация идет по программе «Аренда за 1 рубль». Как рассказали ТАСС в городской администрации, по ней уже переданы инвесторам 15 объектов деревянного зодчества. Активность проявляют и соцсети: так, благодаря архивной фотографии, размещенной в группе «Старый Томск» в Facebook, был изменен проект реставрации одного из памятников.

В реестре памятников Ленинградской области учтено 394 памятника деревянного зодчества, включая церкви, часовни, старинные усадьбы в деревнях — все они находятся на своихпамятников исторических местах. В регионе действует программа реставрации деревянных памятников, по которой уже восстановлена церковь Дмитрия Солунского с колокольней XVIII века в деревне Щелейки, готовятся к реставрации Церковь Рождества Богородицы в деревне Гимрека и еще несколько церквей в Подпорожском районе.

"Церковь Дмитрия Мироточивого в Щелейках отреставрирована за счет средств бюджета Ленинградской области — там заново перебрали сруб и, по возможности, сохранили все, что можно было сохранить. Эта церковь является памятником федерального значения как и церковь Гимрека, они являются достаточно редкими памятниками деревянного зодчества, которые сохранились именно в той среде, в которой они первоначально и были построены", — рассказала ТАСС древлехранитель Тихвинской епархии Татьяна Балт.

Небольшие села Подпорожского района расположены далеко от крупных населенных пунктов, и заботы по охране памятников ложатся на местных жителей, которые хранят ключи от храмов и добровольно присматривают за их состоянием, выполняя по мере сил функции и полицейских, и пожарных, и музейных работников. По словам Балт, в Щелейках есть инициативная группа, которую возглавляет местный житель — у него находятся ключи от этого храма, так же обстоят дела в большинстве деревень.

Подобным образом налажена система допуска и к памятникам в Кенозерье Архангельской области, где около 70 деревянных зданий, в том числе церквей и часовен, находится на балансе национального парка. Как рассказала ТАСС директор Кенозерского национального парка Елена Шатковская, большая часть памятников деревянного зодчества парком отреставрирована, некоторые законсервированы.

"После того, как мы завершаем реставрационные работы во всех деревнях, где есть местные жители, одна из жительниц становится хранительницей памятника: ключ есть у нее и у парка, она может открыть только согласованной группе туристов, если нет сопровождающего от парка. Но мы никак не вмешиваемся во внутренний процесс местного сообщества — она открывает памятники для местных жителей, они звонят в колокола, приносят иконы, совершаются службы, идет духовная жизнь", — рассказала Шатковская.

Чудом уцелевшие

Памятниками деревянного церковного зодчества славятся регионы Северо-Запада: южнее для строительства таких зданий исторически было меньше материала и условий для их сохранения. Немногочисленные сохранившиеся памятники дошли до наших дней благодаря поддержке населения.

В Тверской области на берегу озера Вселуг сохранилась церковь-башня Рождества Иоанна Предтечи 1697 года — неподалеку от деревни Ширково, в которой насчитывается всего несколько домов.

"В Тверской губернии существовало несколько подобных храмов, например, в Торжке и Ниловой пустыни, но до наших дней дошла лишь эта ярусная деревянная церковь на Волге. Удивительно, но церковь уцелела во время Великой Отечественной войны, хотя находилась на линии фронта. Попытки реставрации были предприняты в советский период, но это едва не привело к разрушению башенной церкви", — сказали ТАСС в Тверской епархии.

В октябре 2016 года после более чем 100-летнего перерыва в храме возобновились богослужения, но проблема реставрации и оборудования противопожарной системы по— прежнему актуальна.

Едва ли не единственный деревянный храм, сохранившийся на территории Краснодарского края — Церковь Богоявления Господня в Калининском районе. Она возведена в XIX веке как часовня, а в 1856 году ее перестроили в храм: перенесли на фундамент и расширили. «Церковь построена по типовому проекту, как строили казаки на Украине. И такая церковь сохранилась в крае одна. Деревянные еще есть, но они уже не в том виде и более простые», — рассказал ТАСС атаман Калининского станичного казачьего общества Леонид Литвинов.

По словам Литвинова, сейчас эта церковь в плачевном состоянии. «Дерево не то чтобы ветшает, но колокольня уже продувается насквозь, [древесина в церкви] уже и жуком древесным поедена, и вода затекает — дерево прогнивает. Поддерживаем, как можем, но нужен капитальный ремонт, куда уже только с этим ни ходили — в итоге к нам даже из Москвы приезжали, но денег на нашу церковь все не хватает», — пожаловался Литвинов.

Сейчас на Юге строят деревянные церкви, но уже по новым технологиям. В Ростовской области в 2002 году возведен храм Иоанна Воина.

"Было несколько предложений, как сделать быстровозводимый храм — были такие варианты, как металлические модульные конструкции или даже полностью пенопластовый храм. Но Русь у нас была деревянная, а храм в нашей культуре — это самое яркое, самое невероятное проявление мысли, красоты, внутреннего усердия и богопочитания, поэтому было решено строить именно деревянный храм", — сказал ТАСС настоятель прихода святого Георгия Победоносца протоиерей Валерий Волощук.

Источник: news.rambler.ru

Дополнительная информация

  • Источник: https://news.rambler.ru/fire/40623729-lyudi-i-roboty-na-zaschite-pamyatnikov-arhitektury-kak-sohranit-to-chto-sgoraet-za-15-minut/
Joomla SEF URLs by Artio