Технологии и дизайн

Александр Раппапорт – о предпосылках архитектурной мысли и современном архитекторе как проповеднике без языка, на котором можно говорить с людьми. Пропедевтика есть предварительное знание о дисциплине, введение в профессию. Проблемы пропедевтики в отсутствии дисциплинарных границ встают все острее. Современная архитектура также стремится обнаружить основания своего мышления в общем культурном поле. Но как обнаружить и сформировать архитектурное знание там, где его еще нет?

– Развивая темы пропедевтики и теории архитектуры, вы обращаетесь к схоластике. В чем причина такого интереса?

Александр Раппапорт:

– Потому что я вижу, что в ней был достигнут следующий парадоксальный феномен: достаточно ограниченное число догматов, принятых в первые пятьсот лет христианства, в течение тысячи последующих лет продуктивно обрабатываются схоластикой. Она не требовала новых экспериментальных данных и, тем не менее, находила способы бесконечного углубления, расширения смысловых структур этих догматов. Тысячелетний опыт схоластики показывает, что смыслы религиозного сознания могут углубляться и развиваться, не обращаясь к новым фактическим экспериментам. Конечно, чудеса и эксперименты были в средние века, но они в схоластике большой роли не играли. Схоластика работала на логике смысловых конструкций языка и этических норм, которые уже имелись в догматике.

Биеннале проходит в этом году под девизом «Репортаж с фронта»: она посвящена самым острым глобальным проблемам человечества и возможности их решения средствами архитектуры. Кураторская часть выставки до 27 ноября демонстрируется на двух площадках: в Арсенале и главном павильоне сада Джардини. Несмотря на такую пространственную разделенность, экспозиции Аравены помогают (не всегда, впрочем, успешно) не распасться на части несколько сквозных тем.

Четверг, 15 Сентябрь 2016 14:27

Перпендикулярная реальность

Появление на карте столицы комплекса Москва-Сити заставляет задумываться о самых разных аспектах архитектурной типологии высотных зданий. О феномене «вертикального города» и сомасштабных ему архитектурных решениях мы (archi.ru) поговорили с Сергеем Эстриным – автором ряда ярких проектов общественных и жилых интерьеров в московских высотках.

Кураторы Ольга Вад и Ольга Стеблева рассказали о том, как на здании московского Политехнического музея появилась инсталляция «Леса», возникшая на стыке двух дисциплин – архитектуры и современного искусства.

Больше года в Политехническом музее ведутся масштабные реставрационные работы, и фасад здания «исчез» из городской жизни, скрывшись за строительными лесами. Художница Анна Кривцова предложила рассмотреть процесс строительства с разных точек зрения, использовав конструкцию вертикального озеленения для фасада старейшего московского музея в формате «искусства в городского среде», или public art.
Об инсталляции «Леса», истории и контексте ее появления Архи.ру рассказали кураторы Ольга Вад (Политехнический музей) и Ольга Стеблева (Фонд V-A-C).

Понедельник, 29 Август 2016 18:15

Выйти из прошлого

Разговор с Даниилом Макаровым, соавтором сразу нескольких вариантов проекта церкви в Рейкьявике. К дискуссии о современном и традиционном в храмовой архитектуре: архитектор призывает к обсуждению.

Разговор с архитектором, состоявшийся в его мастерской в Барселоне: о не перестающем развиваться офисе Бофилла La Fabrica, о его отношении к постмодернизму и о ранних работах, о принципах и подходе к архитектуре.

Аббатство Стэнбрук, официально – женский монастырь Богоматери – Утешительницы скорбящих, расположено на территории национального парка «Вересковые пустоши Северного Йоркшира» (North York Moors). Уединенное место в живописном окружении из холмов и долин было выбрано монахинями как оптимальная среда для их созерцательной, посвященной молитве жизни.

Архитектура социальной сферы очень важна вообще и для современной ситуации в частности. То, что ее сейчас показывают на главной архитектурной выставке – венецианской биеннале – также очень ценно. Среди экспонатов кураторской экспозиции и национальных павильонов – немало прекрасных проектов, демонстрирующих важность и актуальность профессии, талант и изобретательность их авторов. Однако то, что понимается широкой публикой и даже архитектурным сообществом под «гуманитарной деятельностью», не всегда так однозначно положительно, как хотелось бы. Описанной проблеме и посвящен этот текст.

Одербергерштрассе – одна из важнейших улиц берлинского района Пренцлауэр-берг; раньше она принадлежала Восточному Берлину. Пренцлауэр-берг сейчас находится в процессе джентрификации, что не радует многих старожилов. Жители, что остались сейчас от первоначального населения, тех, кто создал здесь новую городскую культуру, видели, как Каcтаниеналле и остальные улицы превратились из запущенных в модную или даже «продвинутую» среду.

Библиотека Варшавского университета с висячими садами, каскадом спускающимися до уровня земли, попала во все путеводители по польской столице. Судя по отзывам туристов, эти сады на крыше – самое волшебное пространство в Варшаве.

Страница 4 из 8