Технологии и дизайн

Основатели киевского бюро «АРХИМАТИКА» пытаются менять жилую среду городов на постсоветском пространстве с помощью недорогих, но ярких, атмосферных и очень позитивных объектов. Они рассказали Архи.ру о своих поисках реальной альтернативы унылому наследию спальных микрорайонов.

Интервью с петербургским архитектором и руководителем мастерской Анатолием Столярчуком.

Архи.ру:
– С чего начался ваш путь в архитектуру? 

Анатолий Столярчук:
С приезда в Ленинград. Я родился в небольшом украинском городе Каменец-Подольске и учился в обычной школе. А когда приехал в Ленинград, понял, что хочу быть архитектором. Перед поступлением в Академию художеств у меня за плечами был лишь художественный кружок и частные уроки рисунка, то есть по сути я был «белым листом», поэтому впитывал всё, как губка. У меня были замечательные педагоги: помимо Сергея Борисовича Сперанского, в мастерскую которого я попал после второго курса, это были известные архитекторы Александр Яковлевич Мачерет, Валериан Степанович Волонсевич, Натан Наумович Трегубов. В Академии была удивительная аура, которая меня подпитывала и потом.

 – Если я попрошу вас назвать основные этапы вашей профессиональной жизни, вы какие назовёте? 

После армии я четырнадцать с половиной лет проработал в нашем знаменитом ЛЕНПРОЕКТе, в мастерской №2 Логина Логиновича Шретера (потом её возглавляли Жан Матвеевич Вержбицкий, Николай Илларионович Апостол), став под конец заместителем руководителя. В 1989 меня пригласили стать руководителем мастерской в ЛенЗНИэп, где я затем проработал девять лет. Когда-то этой мастерской руководил Сперанский, моими коллегами были Виктория Эммануиловна Струзман, Марк Борисович Серебровский… Для меня это было высокой планкой.

Джованна Карневали, руководитель конкурсного отдела КБ «Стрелка» и бывший директор Фонда Миса ван дер Роэ – о конкурсах как «трамплине» для архитекторов и процессе конкурса на проект Центра нанотехнологий Тель-Авивского университета.

Архи.ру:
– Джованна, вы возглавляли Фонд Миса ван дер Роэ, какова его целевая установка? Расскажите в нескольких словах о одноименной премии.

Воскресенье, 22 Ноябрь 2015 19:48

Освещение больших пространств

Учитывая современную тенденцию к созданию оригинальных, неповторимых проектов освещения, компания «МДМ-Лайт» – самостоятельно занимается дизайном, разработкой и производством уникального профессионального осветительного оборудования.

Четверг, 19 Ноябрь 2015 19:34

Bauhaus в 3-D

Баухауз – легендарная школа архитектуры и дизайна 1-й половины XX века. В 1932-33, перед самым закрытием, она работала в Берлине, где сейчас расположены её архив и музей. Однако это название, которое можно перевести на русский как «дом строительства», спустя сто лет носит и другое хорошо знакомое берлинцам учреждение – Bauhaus AG, крупная сеть супермаркетов, торгующих товарами для дома, сада и ремонта.

Интервью с вице-президентом компании по EMEA региону GRAPHISOFT Андрашем Хайдеккером о новой версии ARCHICAD, тенденциях рынка: облачном взаимодействии и свободных формах, и о новых разработках компании.

Имитируя различные породы натурального камня, декоративный камень создает ауру естественности и благородства, а разнообразие фактур и цветов дает возможность гармонично обыграть любое помещение.

Главное, что вы можете самостоятельно изготовить такой декоративный камень, какой только нарисует ваше воображение – справиться с этой задачей поможет «Готовая сухая смесь для производства декоративного камня», выпускаемая в ассортименте «Самарским гипсовым комбинатом». Вы сможете индивидуально подобрать желаемый цвет и рельеф – сланец, плиточный песчаник, речная галька, выветренный известняк, мрамор либо любой другой, а также изготовить именно такое количество плиток, которое требуется, причем в сжатые сроки.

В начале осени в Лондоне прошел шестой Международный симпозиум по естественному свету, весь 2015 провозглашен ЮНЕСКО Годом света, и оба эти события объединяет компания VELUX – организатор лондонской встречи и официальный спонсор Года. В Лондоне разговор шел об исследованиях и передовых концепциях использования естественного ресурса, а как это соотносится с ежедневной практикой отечественного проектирования и строительства? Об этом мы поинтересовались у архитектора Алексея Иванова, который побывал на симпозиуме вместе с коллегами из Санкт-Петербурга и сотрудниками «ВЕЛЮКС Россия»

«ВЕЛЮКС Россия» не первый раз приглашает на международную встречу российских архитекторов, с которыми сотрудничает на разных проектах. Существенным преимуществом Алексея Иванова были навыки английского языка (спецшкола, опыт работы в США), однако и он посетовал, что, к сожалению, в такой непринужденной манере, блестяще защитить свою презентацию, как это делали спикеры из самых разных стран, у нас смогут немногие.

Алексей Иванов:
Для архитектора важно умение объяснить и доказать свою точку зрения. Не всегда есть возможность проиллюстрировать проектные решения рисунками и визуализациями. Мы работаем с чертежами – знаками и эти знаки необходимо сопровождать объяснениями. Были интересные, хорошо срежессированные презентации из Китая, Венгрии, Польши.

Archi.ru: 
35 выступлений за три дня, плюс обсуждения… Можно ли выделить наиболее яркие идеи?

А.И.: Общая тема была про здоровые здания. Если человек 90 процентов времени проводит под крышей, как сделать, чтобы естественный свет работал все сутки? Чтобы здание стимулировало человека к активности…На первый взгляд звучит как медицинская тема, но, на самом деле, многие делали акцент на междисциплинарные контакты и социальную активность архитектора. Например, британский профессор, специалист по устойчивому развитию Коэн Стимерс показал, в каких пространствах людям легко общаться, ощущать гармонию. Он даже назвал архитектуру элементом благосостояния, иллюстрации воспринимались, как пособие по фейсконтролю… Любопытно было узнать, что полупрозрачность в китайской жилой архитектуре несет семиотический смысл, поддерживает иерархию и порядок пространства, поэтому является частью национальной идентичности. Презентация нового здания от «Хеннинг Ларсен Архитектс» подтвердила репутацию датчан как мастеров приручения света… Кстати, произвел впечатление партнер Нормана Фостера: он рассматривал объекты с точки зрения выстраивания тени. "Избыточность света – проблема юга: там тень становится героем архитектуры."

Похоже, говорили не только на любимую архитекторами тему о формообразовании…

А.И.: Да-да. В том числе о том, как обрести ощущение комфорта в плотной городской застройке, о том, когда и где изменить планировочную структуру, по-иному расставлять дома, чтобы они лучше ловили свет. Что нужно изменить европейские стандарты, архитекторам, дизайнерам плотнее сотрудничать с врачами, чтобы понять, насколько предлагаемые ими решения действительно полезны для человека. Ну и, конечно, было немало слов про устойчивое развитие. Свет – это энергия, общедоступный ресурс, выигрывает тот, кто умеет им пользоваться по максимуму.

Все-таки умеют европейцы одновременно говорить о гуманизме и помнить про стратегические цели. Или это мы слишком привыкли думать про нефть… Алексей Александрович, насколько для российского профессионала важны подобные поездки? Или здесь все же больше важен тот эффект, который бывает при статусной покупке? 

А.И.: Тут нельзя сказать, что сразу что-то отразится и заиграет в ближайшем проекте. Одно знаю точно: архитектору очень важно хотя бы раз в два года нужно совершать подобные вояжи. В тот же Лондон. Поскольку мое бюро больше 20 лет занимается в числе прочего и проектированием поселков, малоэтажного жилья, невольно повсюду видишь примеры именно на близкую мне тему. Первые частные заказы по освоению земельных участков мы выполняли уже в начале 90-х, и тогда казалось, что мы пойдем по американскому пути освоения территории, будем создавать свою малоэтажную субурбию. В Америке я как раз стажировался по проектированию такой застройки. Действительно, в 90-е было очевидно, что люди устали жить в плотной жилой среде мечтают о собственном доме, и эту мечту можно реализовать. И лет десять коттеджное строительство активно развивалось.

В двухтысячные стало ясно: что-то не срабатывает, идет перерасход, переплата за стройку – сети неподготовлены – в отличие от той страны, на которую мы тогда хотели быть похожи. А ведь Европа и Америка в периоды кризисов за счет общественных работ сумели подготовить связную транспортную инфраструктуру, это и облегчило последующие шаги. У нас бюджет съедают огромные кредиты на дороги. Поэтому «одноэтажная Россия» – не деревенская – пока не состоялась. Сам тип жилья изменился от отдельных домов – к блокированным – затем к многоквартиным. Загородное строительство перешло на 3-4 этажа, сейчас уже растут восемнадцатиэтажки. Хотя на Урале, на Кубани, в Сибири особенно востребованы свои дома… Вернемся в Лондон. Там активно развивается с запада на восток города как раз малоэтажное жилье. Это разнообразие параметров, типологий, подходов вдохновляет.+

Такое сочетание выглядит органично?

А.И.: Не могу ответить однозначно. Известно, архитекторы чужую работу осматривают более критично. Я тоже видел немало вопросительных вещей. Но всегда важно представлять, какой заложен бюджет, ведь нередко, предположим, недорогие материалы провоцируют создавать остроумные решения – это и ценно. Симпозиум проходил в старинных доках XIX века – они реконструированы под проведение выставок и подобных масштабных встреч, а на берегу можно было наблюдать непосредственную жизнь жилых кварталов. Любопытно, как там решают проблему первых этажей, ведь, не секрет, что занять все помещения магазинами, парикмахерскими и чем-то еще не всегда возможно. Там тоже делают квартиры, но им нужна дополнительная привлекательность, в Великобритании эта привлекательность обеспечена традицией: многие блокированные дома имеют огороженные высокими кирпичными или каменными стенами террасы или садики. Это не значит, что мы сделаем так же, но информация к размышлению получена. Навигация: каждый корпус имеет свое имя. Мы обратили внимание и на автобусные остановки: на нешироких дорогах с естественным сливом ограждение идет к наружной стороне – павильон стоит спиной к дороге, закрывает от возможной грязи… Минусы тоже заметны: все эти домики из 80-х, мелко раздробленные, еще 15 лет назад выглядели круто, сейчас – неостроумно.

В поездках обостряются чувства, а при интеллектуально насыщенном общении на симпозиуме – тем более. Сразу замечаешь гораздо больше. А наш заказчик готов к разговору про тот же естественный свет?

А.И.: Пока не готов. Эта тема – после экономики, расположения участка, и остального – где-то на пятнадцатом месте.

Возможно, вот тут как раз и понадобится красноречие архитектора?

А.И.: Все зависит от конкретной ситуации. Свет, как и цвет – инструмент в нашей работе, но не первый, дополнительный. Привычно считается, что это важно для значимых общественных построек, но не для частного дома, увы. Каждый архитектор хотел бы затеять такую игру со светом, масштабом, восприятием, как Стивен Холл в Массачусетсе. Помните, там вместо привычной сетки окон – небольшие, с ровным шагом? Фасад – как гигантская губка, внутри – потоки света дробят стену от пола до потолка.

У вас есть награды, в том числе, за лучшие интерьеры. В интерьерных проектах приходилось показывать, как меняется свет?

А.И.: Пока не приходилось. Как правило, свет нужен для выявления акцентов: что спрятать, что раскрыть на переднем плане. До тонких вещей руки не доходят.

В подмосковном Красногорске быстрыми темпами возводится новый жилой комплекс «Парковые аллеи». Комплекс стал победителем в номинации «лучший строительный проект бизнес – класса в Подмосковье» по версии TREFFI 2014.

Это индивидуальный проект, с проработкой инфраструктуры, где все сделано для того, чтобы жить и отдыхать комфортно, интересно и красиво. Включает в себя пять семнадцатиэтажных домов, подземные паркинги, среднюю школу, ФОК с бассейном, два торгово-офисных центра. ЖК «Парковые аллеи» примыкает к большому благоустроенному лесопарку, что создаёт благоприятный экологический фон. Вблизи находятся объекты городской инфраструктуры – стадион «Зоркий» с кортами и бассейном, детский лесной городок «Сказочный», музыкально – хоровая студия «Алые паруса», недалеко – лыжный стадион «Зоркий» и два озера.

До конца 2015 года в столице будет реализован грандиозный проект нового жилого комплекса бизнес-класса «Триколор». Три высотных жилых дома и офисное здание расположены на северо-востоке Москвы в районе Ростокино. Новый комплекс возводится по авторскому архитектурному проекту и отличается уникальным решением стилобатной части, которая повторяет рельеф местности – ступенчатое повышение, и одновременно является многоуровневой парковкой. Сделать дома современными, привлекательными внешне и удобными для проживания помогли инновационные строительные материалы. В частности, эффективное утепление фасадов всех 1249 квартир ЖК обеспечат плиты из каменной ваты от компании ROCKWOOL. Новые многоквартирные дома отличаются высокой этажностью: две башни по 46 этажей, и одна 31-этажная.

Страница 8 из 8
Joomla SEF URLs by Artio