Технологии и дизайн

Сергей Эстрин:
– Я назову только те объекты, которые видел своими глазами, не на фотографиях. Поскольку сейчас немало замечательных фотографов, картинка в журнале не всегда совпадает с живым впечатлением от здания – в особенности это касается современных зданий, но и для исторических также верно. Кроме того, фотографии не всегда передают ощущения, создаваемые средой, а контекст очень важен для понимания архитектуры. Один из критериев, которым я руководствовался при выборе «любимых» мест – возникает ли желание подолгу их рассматривать, взглядываться, обходить, фотографировать с разных ракурсов. Я считаю, что хорошая архитектура не должна быть понятна с первого взгляда, когда через пять минут уже не о чем и говорить. Те пять проектов, которые я выбрал – сложные, вплоть до того, что пятым будет целый город. Даже два сразу.

Почти через пятьдесят лет после первого издания «Архитектуры города» (Architettura della città) в Италии, этот основополагающий труд архитектора Альдо Росси (1931–1997) вышел на русском языке. Дополняет его «Научная автобиография», впервые изданная в 1990-м, а в русском переводе снабженная предисловием дочери Росси – президента фонда его имени.

Юлий Борисов, основатель бюро UNK project, рассказал Архи.ру о своем проекте павильона атомной энергии на ВДНХ в Москве, выбранном для реализации по результатам международного конкурса.

Стивен Холл выделяется в ряду современных архитекторов своим поэтическим подходом к проектированию. Он понимает архитектуру как мир феноменов: цветов, запахов, текстур, звуков, сопряженных с человеческим существованием. Однако, несмотря на большое количество написанных им текстов, его подход более ориентирован на практику, чем на теоретическое осмысление архитектуры.

Интервью с Элизабет Мерк, главным архитектором Мюнхена, о вреде юристов, дефиците новаторских проектов и росте городов.

Насколько остро стоит вопрос качества краски в России? 

– Для отрасли ЛКМ это действительно очень актуальный вопрос. За последние двадцать лет, с начала перестройки, понятие качества в России стало очень неоднозначным. В настоящее время у покупателей, профессиональных дизайнеров и даже строительных компаний нет ясных критериев для выбора качественной краски.

По-настоящему редкая возможность послушать Сергея Чобана – а лекция его была в этом году первая и единственная – привлекла в Пушкинский музей большое количество слушателей. Лектор сильно задерживался, а публика всё прибывала. Поэтому вместо одной заявленной лекции удалось прослушать сразу три.

Основатели киевского бюро «АРХИМАТИКА» пытаются менять жилую среду городов на постсоветском пространстве с помощью недорогих, но ярких, атмосферных и очень позитивных объектов. Они рассказали Архи.ру о своих поисках реальной альтернативы унылому наследию спальных микрорайонов.

Интервью с петербургским архитектором и руководителем мастерской Анатолием Столярчуком.

Архи.ру:
– С чего начался ваш путь в архитектуру? 

Анатолий Столярчук:
С приезда в Ленинград. Я родился в небольшом украинском городе Каменец-Подольске и учился в обычной школе. А когда приехал в Ленинград, понял, что хочу быть архитектором. Перед поступлением в Академию художеств у меня за плечами был лишь художественный кружок и частные уроки рисунка, то есть по сути я был «белым листом», поэтому впитывал всё, как губка. У меня были замечательные педагоги: помимо Сергея Борисовича Сперанского, в мастерскую которого я попал после второго курса, это были известные архитекторы Александр Яковлевич Мачерет, Валериан Степанович Волонсевич, Натан Наумович Трегубов. В Академии была удивительная аура, которая меня подпитывала и потом.

 – Если я попрошу вас назвать основные этапы вашей профессиональной жизни, вы какие назовёте? 

После армии я четырнадцать с половиной лет проработал в нашем знаменитом ЛЕНПРОЕКТе, в мастерской №2 Логина Логиновича Шретера (потом её возглавляли Жан Матвеевич Вержбицкий, Николай Илларионович Апостол), став под конец заместителем руководителя. В 1989 меня пригласили стать руководителем мастерской в ЛенЗНИэп, где я затем проработал девять лет. Когда-то этой мастерской руководил Сперанский, моими коллегами были Виктория Эммануиловна Струзман, Марк Борисович Серебровский… Для меня это было высокой планкой.

Джованна Карневали, руководитель конкурсного отдела КБ «Стрелка» и бывший директор Фонда Миса ван дер Роэ – о конкурсах как «трамплине» для архитекторов и процессе конкурса на проект Центра нанотехнологий Тель-Авивского университета.

Архи.ру:
– Джованна, вы возглавляли Фонд Миса ван дер Роэ, какова его целевая установка? Расскажите в нескольких словах о одноименной премии.

Страница 8 из 9
Joomla SEF URLs by Artio