Вы находитесь здесь:Технологии и дизайн»Архитектура в одиночку не делается Руководитель ТПО «Резерв». Владимир Плоткин о работе над проектами и перспективах развития Москвы
Четверг, 09 Август 2018 09:12

Архитектура в одиночку не делается Руководитель ТПО «Резерв». Владимир Плоткин о работе над проектами и перспективах развития Москвы

Не так давно независимые эксперты определили бюро, вклад которых в развитие города можно считать наиболее весомым. В тройке лидеров оказалось ТПО «Резерв». В этом году самый «свежий» объект компании – Концертный зал «Зарядье» – стал предметом всеобщего внимания, площадкой проведения МУФ-2018. Высокую оценку этому необычному для Москвы сооружению дал и президент России Владимир Путин, и все те, кому посчастливилось побывать в новом зале до его официального открытия.

Владимир Ионович, на форуме все отмечали не только необычную форму здания, но и его органичную встроенность в ландшафт парка. Что было первично – форма здания или рельеф?
– Изначально американским бюро Diller Scofidio + Renfro была разработана идея парка, и она предполагала наличие холмистого ландшафта. В концепцию была заложена и идея здания Концерного зала, интегрированного в ландшафт. Мы это реализовали. В этом парке мы также проектировали нижнюю набережную. Мы сами предложили сделать это в нашем конкурсном предложении, это понравилась жюри конкурса, и, таким образом, нас ввели в состав проектной команды, которая занималась парком.

Мне кажется, ваши коллеги-архитекторы условно разделены на две группы – приверженцев столичной классики, которую они готовы подавать в современном ключе, и те, кто предпочитает свежие веяния, не ностальгируя по традиции. Вы, по всей видимости, относитесь ко второй группе?
– Да, наша команда занимается только современной архитектурой. Хотя, конечно, если надо вписаться в контекст существующей градостроительной среды, мы готовы это принимать во внимание. Там, где надо, мы пытаемся «не вырываться» из среды. А иногда это как раз требуется – подчеркнуть ее современными формами по принципу контраста. Новый объект может сам заявлять о себе, создавать свою среду.

Современный архитектор работает в сложных условиях. У него масса ограничений. Я видела ваше здание штаб-квартиры компании «Аэрофлот», оно построено практически в «чистом поле». Но ведь это редкость. Творческие ограничения вас не угнетают?
– Меня они тонизируют. Задача по проекту штаб-квартиры «Аэрофлота» как раз и была сложна тем, что их не было. Не к чему было привязаться. В таких случаях сам придумываешь себе рамки. Когда есть ограничения, то это создает вектор, по которому ты движешься.

Вам приходится отказываться от проектов в связи с расхождением стилистических предпочтений с заказчиком?
– Такие случаи бывают. Если на самой начальной стадии ты понимаешь, что есть несходство взглядов и тебя начинают ломать, то приходится расставаться. Обычно вежливо и корректно. Хотя бывает, что на зрелой стадии проекта у заказчика вдруг меняются задачи… Это сложные ситуации. Хотя к девелоперу тоже надо относиться с пониманием. Проект – это не однодневный продукт, работа над ним может длиться годами. Иногда меняется ситуация на рынке. Профессия архитектора требует определенной гибкости.

Свои проекты вы выполняете в BIM-моделях?
– Не все, примерно половину. И половина нашей команды уже освоила эту технологию. Первым в нашей практике был китайский центр «Парк Хуамин». У этой технологии много преимуществ – удобно делать стадию проекта и переходить на стадию рабочего проектирования, работать со смежными профессиями, с заказчиком, который оценивает экономическую составляющую и график строительства. Потом эта трехмерная модель передается эксплуатирующей организации.

Вам не жаль, что архитектура с бумаги переходит в экран компьютера?
– Для меня это никогда не было проблемой. Я и наша команда давно «вошли» в экран. Для меня любой проект начинается с карандаша и макета, а далее все переводится в цифру. Хотя, я думаю, архитектор должен рисовать.

Почти каждый ваш объект имеет награду. Какие объекты и награды для вас особенно ценны?
– В молодости награды особенно важны, потому что помогают поверить в себя. Архитектура в одиночку не делается. И я счастлив, когда вижу по своим сотрудникам, что награды их радуют, в том числе и оценка нового зала тоже. Да, на начальной стадии проекта КЗ «Зарядье» мы рисовали эскизы с Сергеем Кузнецовым, а затем над этим сооружением работали 25 архитекторов нашей компании, причем постоянно, в течение трех лет. Эти люди заслуживают самых высоких похвал – Сергей Гусарев, Александр Пономарев, Андрей Травкин, Алексей Кузнецов, Юрий Фадеев и др. У каждого из них был свой «участок» – у кого-то зал, у кого-то «стеклянная кора», у кого-то – инфраструктура здания.

На форуме много размышляли о том, как будет развиваться Москва. Есть мнение, что за счет повышения высотности. Некоторые считают, что Москве не стоит уходить в какие-то радикальные эксперименты.
– Все мнения имеют право на существование. Но без уплотнения такому гигантскому мегаполису не обойтись. Город имеет колоссальные лакуны, где ранее располагались предприятия. Многие оставшиеся тоже будут выводить. Уже поэтому город будет меняться. Программа реновации также внесет свои коррективы: если сносится старая застройка и на ее месте возникает новая, то деньги на это надо откуда-то брать, программа должна экономически работать. Значит, высотность и плотность будут повышаться. В некоторых местах это противопоказано, а в некоторых – почему бы и нет? «Большой Сити» тоже будет развиваться за счет новых башен. Мне кажется, один «Сити» в городе выглядит несколько одиноко. Да и современный город без этого уже не живет. В Париже деловой квартал есть, в Лондоне их несколько, в Барселоне высоток тоже много. Я уж не говорю про США.

Можете рассказать о новых проектах?
– Большой проект медицинского центра реализуется в Коммунарке. Для нашего бюро он первый с такой функцией. Хотя когда-то давно, в юности, у меня был такой опыт. Могу сказать, что в типологии общественных сооружений они самые сложные. Тот, кто спроектировал здание больницы, может браться за любой объект. И здесь важно наличие техзадания, хотя чаще озвучиваются лишь какие-то общие пожелания. Во взаимодействии с медтехнологами мы разрабатывали набор помещений, их параметры, схемы функциональных связей, учитывали необходимость разделения потоков людей. Стройка медцентра уже идет, причем очень быстро. В сентябре должен быть закрыт контур первого корпуса.

Какие свои проекты вы считаете удачными?
– Ряд объектов не избежали переделок, в результате сейчас они выглядят плачевно. А из удачных я бы назвал «Времена года». Для массового сегмента, мне кажется, неплохо получился ЖК «Золотая звезда». Есть еще жилой дом в проезде Загорского, типологически там есть кое-что интересное. Из совсем нового – офисный центр на улице Красина, жилой комплекс «Сколково Парк», префектура ТиНАО. Winehouse – мы его делали с бюро Сергея Чобана. И КЗ «Зарядье»: в этом случае были реализованы наши решения почти на сто процентов.

Источник: mperspektiva.ru

Дополнительная информация

  • Источник: https://www.mperspektiva.ru/topics/20940/
Joomla SEF URLs by Artio