Вы находитесь здесь:Технологии и дизайн»Церковь Преображения на острове Кижи открылась после 40 лет реставрации
Среда, 16 Июнь 2021 20:40

Церковь Преображения на острове Кижи открылась после 40 лет реставрации

Фото: Алексей Смагин / Коммерсантъ Фото: Алексей Смагин / Коммерсантъ

На острове Кижи после многолетней реставрации открылся для посещения храм Преображения Господня — шедевр русского деревянного зодчества, построенный в 1714 году, памятник из списка Всемирного наследия ЮНЕСКО, место туристического паломничества. Его закрыли еще в 1980 году, когда постройке грозило обрушение. Восстановление затянулось на десятилетия не только из-за масштаба работ, но и потому, что со столь сложной инженерной задачей реставраторы прежде не сталкивались — многие конструктивные решения изобретались по ходу работ. Об итоге этих работ рассказывает Игорь Гребельников.

Слава ансамбля Кижского погоста такова, что даже последние сорок лет, когда Преображенская церковь была закрыта и обнесена реставрационными лесами (а то и выглядела совершенно сюрреалистично, будучи подвешенной частями на металлическом каркасе), Кижская гавань исправно заполнялась огромными теплоходами. В доковидном 2019 году Кижи приняли рекордное количество посетителей — 230 тыс., почти половину которых составили иностранцы.

То ли еще будет, особенно после открытия границ и снятия прочих ограничений: теперь можно увидеть еще и интерьер Преображенского храма. Четыре ряда великолепного резного золоченого иконостаса, раскинувшегося помимо алтарной преграды еще и на боковые грани осьмерика, более ста икон (в основном XVIII века, но есть и более ранние, из предшествовавшего этому храма, сгоревшего от удара молнии), а еще расписное «небо», замыкавшее округлый потолок. Последнее, правда, пока можно увидеть только виртуально, с помощью дополненной реальности: 16 расписных клиньев «неба» погибли в период Великой Отечественной — ими топил печь сторож склада в Петрозаводске.

За созданием Преображенской церкви не стоит громкого имени архитектора — есть лишь легенда о плотнике Несторе, построившем ее и со словами «николи не было, николи не будет» забросившем топор в озеро. Мало того, фактически это улучшенная версия другого храма — Покрова Пресвятой Богородицы в селе Анхимово Вологодской области. Их родство налицо, судя по фотографиям, хотя анхимовская церковь сгорела в 1963 году. Да и в архитектурном плане Преображенская церковь только кажется вычурной, на деле же все куда как рационально: это пирамида из восьмериков, к которым по четырем сторонам пристроены прямоугольные «прирубы», из-за чего здание в плане приобретает крестообразную форму (а заодно и становится просторнее). Но 22 луковичные главки, которыми увенчан храм, придают ему удивительно величавое и радостное настроение — здесь нет той избыточности, крикливости, фальши, которые могут раздражать в простонародных вариациях барокко, под очевидным влиянием которого посреди Кижей возникла эта чудо-церковь.

С другой стороны, именно сейчас снижение туристического потока обернулось редким шансом оказаться с архитектурными шедеврами острова и их убранством чуть ли не один на один.

И, в отличие от каменных построек, в случае с деревянной архитектурой свежеоконченные реставрационные работы все-таки производят впечатление более комфортное: тут и запахи дерева, и, главное, вид обновленных 22 главок Преображенской церкви, покрытых лемехом — стругаными осиновыми дощечками. На них невольно оборачиваешься из любой точки — все из-за перламутрового отлива, будто растворяющего их в небе. А с колокольни, где оказываешься с куполами вровень, к этому перламутру добавляется золотистый оттенок. Онежские плотники, в начале XVIII века покрывавшие купола лемехами, знали это свойство свежеструганой осины переливаться золотом и серебром. В отличие от скандинавских соседей, они не морили дощечки, а позволяли им постепенно выгореть на солнце, чтобы лет через тридцать-сорок их пришлось снова менять — так, чтобы каждое поколение застало купола золотистыми.

Слава удивительной постройки 1714 года, выполненной одним топором, без единого гвоздя, прогремела на весь мир в оттепельном 1959-м. Тогда после десятилетней реставрации храм открылся, можно сказать, в первозданном виде. Дело в том, что начиная с 1870-х годов постройка неоднократно поновлялась: стены были обшиты деревянным «сайдингом» снаружи и изнутри, а купола заменены на металлические — так казалось современнее.

Сам храм был при этом закрыт в 1937 году, тогда же расстрелян и его последний священник. И хотя в 1939 году кижские строения включили в список общесоюзных памятников, руки до них не дошли — помешала война. Во время оккупации Заонежья финскими войсками иконостас и иконы были вывезены в Финляндию, где их отреставрировали и даже подготовили к выставке в Хельсинки (которая, впрочем, не открылась, хотя уже был напечатан каталог). После капитуляции Финляндии вывезенные иконы были возвращены, заново отреставрированы и возвращены в 1959 году в храм.

Участие финнов в сбережении заонежских памятников архитектуры и иконописи — отдельный поразительный сюжет. С одной стороны, ужасы оккупации, а с другой — исключительное по охвату обследование всех заонежских церквей, за которое взялся 23-летний магистр истории искусств Ларс Петтерссон. Итогом его двухлетней работы с 1942 по 1944 год стал внушительный том «Архитектура деревянных церквей и часовен Заонежья»: лишь в прошлом году эта книга, ставшая исключительным источником знаний о памятниках Восточной Карелии, была переведена и издана у нас (“Ъ” писал о ней 6 октября 2020 года). Во многом по рисункам, описаниям и фотографиям Петтерссона восстанавливались и будут восстанавливаться эти памятники, включая «небо» Преображенской церкви, погибшее в Петрозаводске.

Еще в конце 1960-х годов, оценив масштабы деформации сруба и проседаний, а также количество прогнивших бревен, реставраторы отказались от варианта полной переборки строения. Решено было укрепить его внутренним металлическим каркасом, приподнять верхние части сруба, нижние разобрать, отреставрировать или заменить и установить на бетонном фундаменте.

Несмотря на усилия реставраторов, к 1986 году церковь оказалась в катастрофическом состоянии, и выдвигался даже вариант с полной заменой храма макетом в натуральную величину.

Сотрудники музея-заповедника отстояли возможность сохранения памятника, а включение его в 1990 году в список Всемирного наследия ЮНЕСКО стало дополнительной «охранной грамотой».

Но лишь в проекте 2000 года были точно определены семь «технологических реставрационных поясов», каждый из которых впоследствии отделялся от сруба, поднимался и вывешивался для дальнейшего демонтажа и реставрации. На острове был оборудован плотницкий цех, дендрологи исследовали бревна сруба и нашли в карельских лесах сосны, максимально приближенные к ним по возрасту, а каждое бревно, поддающееся сохранению, восстанавливали. В итоге пояс за поясом реставрация основного объема здания завершилась лишь в 2019 году. Купола были покрыты более чем 35 тыс. вручную вырубленных осиновых лемешин. Тогда же приступили к восстановлению внутреннего убранства, от драматургии которого — в ней соединилась простота деревянного сруба с изысками барочного иконостаса и мастерски написанных икон — теперь тоже захватывает дух. А ближайшие торжества по случаю открытия храма намечены на 19 августа: в праздник Преображения Господня состоится торжественный чин освящения храма и пройдет первая с 1937 года служба.

Источник: Газета "Коммерсантъ" №101 от 16.06.2021, стр. 11

Фото: Алексей Смагин / Коммерсантъ

Дополнительная информация

  • Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4857025
Joomla SEF URLs by Artio